УДК 811

СМЕНА ПАРАДИГМЫ: КОММУНИКАТИВНЫЕ ПОДХОДЫ К ОБОСНОВАНИЮ ТЕХНИЧЕСКОГО ПЕРЕВОДА

Станиславский Андрей Радиевич
ПАО "Укргидропроект"
главный специалист службы маркетинга

Аннотация
В статье проанализировано, как технический перевод рассматривался в советском и постсоветском переводоведении, и рассмотрены альтернативные концепции зарубежных исследователей, расширяющие наше понимание природа технического перевода.

Ключевые слова: общая теория перевода, перевод, технический перевод


PARADIGM SHIFT: COMMUNICATIVE APPROACHES TO THE EXPLANATION OF TECHNICAL TRANSLATION

Stanislavskiy Andrey Radievich
Ukrhydroproject PJSC
chief expert at marketing service

Abstract
The article analyzes how technical translation was considered in Soviet and post-Soviet translation studies, and considers alternative concepts proposed by foreign researchers expanding our understanding of the nature of technical translation.

Keywords: general theory of translation, technical translation, translation


Библиографическая ссылка на статью:
Станиславский А.Р. Смена парадигмы: коммуникативные подходы к обоснованию технического перевода // Филология и литературоведение. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2014/10/992 (дата обращения: 29.04.2017).

Технический перевод – это коммуникативная услуга.

Джоди Бирн

В советском и постсоветском переводоведении теоретические аспекты технического перевода традиционно рассматриваются в рамках общей, лингвистической, теории перевода. В последние десятилетия за рубежом появились теоретические работы, которые предлагают иные, коммуникативные, подходы к теоретическому обоснованию технического перевода, и конституируют, по нашему мнению, смену научной парадигмы в изучении технического перевода.

В первой части статьи мы проанализируем, как технический перевод рассматривали классики советского переводоведения, и как их взгляды отразились в трудах авторитетных специалистов в области технического перевода. Во второй части – мы рассмотрим альтернативные концепции зарубежных исследователей, расширяющие наше понимание природы технического перевода.

В работах классиков советского переводоведения теоретические вопросы, относящиеся к техническому переводу (как правило, в составе т.н. «научно-технического перевода»), рассматривались в контексте общей теории перевода.

Так А.Д. Швейцер в  структуре теории перевода выделяет общую теорию, «рассматривающую общие закономерности перевода» и частные теории. Последние, по его мнению, существуют в трех измерениях, к первой разновидности частных теорий он относит «дисциплины, ориентированные на тот или иной жанр или тип текстов (художественный, научно-технический, публицистический перевод и др.)», а к двум остальным –  «дисциплины, ориентированные на условия и способ осуществления перевода (устный последовательный, синхронный, двусторонний перевод и др.)» и те, «котор[-ые] ограничен[-ы] той или иной парой языков (перевод с русского языка на английский, с немецкого на французский и т.д.)». Взаимосвязь между отдельными компонентами структуры теории, по Швейцеру, перевода выглядит следующим образом:

Между общей и частными теориями существует тесное взаимодействие. Общая теория создает понятийный аппарат для описания перевода, раскрывает его общие закономерности и инвариантные черты, тем самым создавая концептуальную базу для построения частных теорий перевода. Что касается последних, то они, выявляя конкретные жанровые, языковые, культурные и психологические детерминанты процесса перевода, вносят существенные уточнения в данные общей теории и дают ей материал для обобщения. [1, 9]

Л.С. Бархударов также говорит об общей теории перевода, называя ее «переводоведением», включающем «весь комплекс дисциплин, изучающих перевод под разными углами зрения», центральной и основной частью которого является «лингвистическая теория перевода, вокруг которой группируются другие направления в изучении перевода – литературоведческое, психологическое, кибернетико-математическое и пр.» [2, 45]

Таким образом, Бархударов четко констатирует лингвистический характер общей теории перевода. Как и Швейцер, Бархударов определяет место научно-технического перевода в рамках жанровой типологии. По этой классификации научно-технические тексты наряду с деловыми, газетно-информационными и документально-юридическими, составляют официально-научный жанр письменной речи. [2, 109]

В.Н. Комиссаров, относя перевод перевода научно-технических и газетно-информационных текстов к отдельному жанрово-стилистическому подвиду, говорит, что эти тексты должны изучаться в рамках одной из специальных теорий перевода, «раскрывающих специфику каждого вида или подвида перевода». Однако, по признанию самого Комиссарова, на время выхода его книги (1990 г.) «ряд специальных теорий перевода [был] разработан еще недостаточно». [3, 102] Каждый функциональный стиль, согласно Комиссарову, характеризуется «некоторыми языковыми особенностями, влияние которых на ход и результат процесса перевода весьма значительно». Говоря конкретно о «научно-техническом стиле» он считает, что для него определяющими являются лексико-грамматические особенности, «и, в первую очередь, ведущая роль терминологии и специальной лексики». [3, 109-110]

А.В. Федоров в предисловии к последнему прижизненному изданию (1983 г.) своей классической работы «Основы общей теории перевода» сознательно опустил раздел о переводе научно-технической литературы и документально-деловых текстов, объяснив свое решение следующим образом:

…за последние два десятилетия появился целый ряд работ, посвященных этой разновидности перевода: я имею в виду ценные учебно-практические пособия, в которых на серьезной лингвистической основе внимательно рассмотрены и охарактеризованы как особенности соответствующих оригиналов, так и конкретные возможности и общие принципы их передачи. [4, 10]

Тем не менее, тему научно-технического перевода он вниманием не обошел. Так, он утверждает, что в отношении перевода научных и технических текстов оправдали себя такие средства общей лингвистической теории перевода, как понятие закономерных соответствий (предложенное Я.И. Рецкером) и понятие эквивалента «как соответствия, не зависящего от условий контекста в пределах материала определенной отраслевой тематики». «С помощью эквивалентов, – говорит Федоров, – передаются прежде всего термины – и простые, и составные, т. е. те элементы, которые в научной и технической литературе занимают столь значительное место». Федоров также указывает, что функциональный стиль научной и технической литературы «подчинен принципу формально логической организации речи и заставляет говорить о господстве в нем коллективного начала, т. е. черт, постоянно свойственных огромному множеству текстов определенного типа, постоянно повторяющихся в них». Это, по его мнению, обеспечивает «возможность гораздо более широких обобщений в характеристике особенностей этого стиля и выведения гораздо более четких и строгих принципов перевода (вплоть до прямых рекомендаций), основанных на закономерностях в соотношении языков». [4, 129]

На основании этого краткого обзора трудов классиков советского переводоведения можно сделать два обобщения относительно теоретического статуса (научно-) технического перевода:

  1. (Научно-) технический перевод, с теоретической точки зрения, должен рассматриваться в рамках частной теории для соответствующего жанрово-стилистического подвида перевода в рамках общей теории перевода.
  2. Поскольку общая теория перевода – лингвистическая, то и частные теории для конкретного подвида перевода, включая перевод (научно-) технических текстов, должны строиться на основе принципов лингвистической теории.

На одну такую работу в области собственно научно-технического перевода, которая, по-видимому, отвечает вышеприведенным принципам, ссылается А.В. Федоров в [4]. Это «Введение в практику перевода научной и технической литературы на английский язык» А.Л. Пумпянского. Подтверждение нашего предположения мы находим на первых страницах книги:

В настоящее время уже не вызывает сомнения необходимость глубокого лингвистического изучения теории и практики перевода научной и технической литературы. Однако и в данном случае все вопросы перевода нельзя объяснить непосредственно лингвистическим путем, их надо решать в сотрудничестве со специалистами данной отрасли науки и техники.

Следовательно, перевод научной и технической литературы надо рассматривать как с языковедческих, так и специально научных и технических позиций, с приматом первых. [5, 9]

Эту точку зрения автор повторил и в своей более поздней работе [6]:

Дальнейшее исследование перевода научной и технической литературы позволяет нам предложить следующую формулировку:

Перевод научной и технической литературы является особой дисциплиной, возникшей на стыке лингвистики, с одной стороны, и науки и техники – с другой. Поэтому перевод научной и технической литературы надо рассматривать как с языковедческих, так и научных и технических позиций, с приматом первых при исследовании общеязыковых вопросов и вторых – при рассмотрении узкой терминологии. [6, 9]

«Примат» языковедческих (лингвистических) позиций зафиксирован и в предложенных А.Л. Пумпянским пяти принципиальных положениях «новой самостоятельной дисциплины» – переводе научных и технических текстов:

  1. ограничение исследования рамками естественных и точных наук и техники;
  2. выявление общих языковых закономерностей, присущих этим областям науки и техники;
  3. вскрытие еще не изученных языковых закономерностей в результате анализа отдельных пар языков в процессе перевода;
  4. обогащение, систематизация и рационализация языка науки и техники на основе лингвистического анализа в содружестве со специалистами по отдельным областям науки и техники;
  5. развитие общей теории перевода как отдельной области языкознания. [6, 10]
Получили ли эти положения, которые впервые увидели свет в 1966 г., дальнейшее теоретическое развитие, нам неизвестно. Однако симптоматично то, что Б.Н. Климзо в своей книге «Ремесло технического переводчика», самом известном труде последних лет в среде технических переводчиков на постсоветском пространстве, [7], касаясь теоретических аспектов подготовки технического переводчика, ссылается не на «частную» теорию перевода (в рамках «новой самостоятельной дисциплины»), а непосредственно на общую теорию перевода:

Мастерство технического перевода включает в себя отличное чувство родного языка, достаточно глубокое знание иностранного языка (грамматики, лексики, идиоматики), знакомство с теорией перевода и умение пользоваться переводческими приемами, а также владение фоновыми техническими знаниями (которые приобретаются в процессе обучения в вузе, на производстве либо путем самообразования). [7, 15]

Приучить себя к высокому качеству работы можно было только путем постоянного совершенствования своего мастерства, изучая книги по теории перевода, обмениваясь опытом со своими коллегами на различных переводческих семинарах и конференциях, внимательно выслушивая и мотая на ус критику редакторов. [7, 373]

«Книги по теории перевода» – это работы названных нами теоретиков советской лингвистической школы перевода [7, 484].

Описанное нами рассмотрение теоретических аспектов технического перевода в работах авторитетных советских и постсоветских авторов не исчерпывает всего спектра исследований в этой области.

В последние десятилетия за рубежом появилось немало работ, которые существенно расширяют наше представление о теоретических основах переводческой деятельности и перевода технических текстов, в частности.

Не ставя перед собой задачи в рамках небольшой статьи дать даже общий обзор этих теорий, мы приведем основные критические замечания в адрес традиционных теорий (лингвистической ориентации) и основные доводы в пользу тех теорий, которые предлагают другие перспективные направления в теоретическом обосновании технического перевода. Для решения этой задачи мы воспользуемся обстоятельным обзором роли теории в техническом переводе, содержащемся в книге Джоди Бирна «Технический перевод: Стратегии юзабилити для перевода технической документации» [8].

Для целей своего обзора Бирн  делит рассматриваемые теории (approaches) на две большие группы: теории, ориентирующиеся на исходный текст (ИТ), и теории, ориентирующиеся на целевой текст (ЦТ) [8, 23].

К теориям первой группы (ориентирующимся на ИТ) он относит теории, в основе которых лежит идея эквивалентности – «связи того или иного рода между исходным и целевым текстом». Среди цитируемых им авторов (Ньюмарк, Кэтфорд, Коллер и др.) есть ссылки на работы В.Н. Комиссарова и А.Д. Швейцера; к этой же группе он относит введенные Юджином Найдой понятия формальной и динамической эквивалентности. [8, 25-30]

Очевидно, что общая (лингвистическая) теория, описанная в первой части статьи, входит в круг этих теорий.

По мнению Бирна, теории, ориентирующиеся на ИТ, «не учитывают всей коммуникативной ситуации, в которой технические тексты переводятся и используются»:
Поскольку технический перевод представляет собой коммуникативную услугу, нацеленную на предоставление информации новой аудитории, концентрация на исходном тексте, а не на том, что используется в коммуникации, означает, что важнейшая часть переводческой ситуации просто не учитывается. Если мы не учтем цель коммуникации, нам будет трудно, если ни невозможно, говорить об ее успешности. [8, 29]
Бирн считает, что теории, ориентирующиеся на ИТ, не годятся для теоретического обоснования технического перевода еще и потому, что они
… также не могут объяснить тот факт, что переводы, будучи «отпущены на свободу», так сказать, подпадают под действие норм, стандартов и требований современных текстов, изначально произведенных на целевом языке. Иными словами, перевод больше не считается целевой аудиторией переводом, а оценивается на фоне других текстов целевого языка. Вместо того, чтобы дать нам инструмент для производства независимых и автономных текстов целевого языка, эквивалентность, вследствие предъявляемого к ней требования – обеспечивать тесную связь между исходным и целевым текстами, – дает нам тексты, которые могут быть оценены только на основе исходного текста, о котором целевая аудитория обычно не имеет представления. [8, 30]
К промежуточному варианту между теориями, ориентирующимися на ИТ, и теориями, ориентирующимися на ЦТ, Бирн относит теории в рамках идеологии функционализма:
Пытаясь избежать этих строгих и часто ограничивающих подходов к переводу, ориентирующихся на теории эквивалентности, теоретики перевода, такие как Райсс и Хаус, сменили акцент с теорий, ориентирующихся исключительно на исходный текст, на подходы, учитывающие некоторые аспекты целевого текста. Говоря конкретнее, их внимание сосредоточено на функции целевого текста. Такой подход отходит от тотально лингвистических теорий, ориентирующихся на эквивалентность, и вместо них рассматривает прагматические и ситуационные аспекты процесса перевода. [8, 31]
Считая этот подход безусловным прогрессом, «поскольку, по крайней мере, делаются шаги в сторону признания того факта, что тексты пишутся и переводятся неспроста» [8, 31], в числе его недостатков Бирн называет сохраняющуюся ориентацию на ИТ:

Поскольку модель Райсс, например, основное внимание обращает на лингвистические средства, которые использует исходный язык для выражения функции текста; редакция исходного текста становится мерилом для оценки пригодности лингвистических средств, примененных в целевом тексте… Но поскольку функция текста выражена на других языках с использованием других лингвистических средств или стратегий письменного изложения, отражение лингвистических свойств исходного текста приведет к необычным и, возможно, неприемлемым целевым текстам. [8, 33]

Другим недостатком этого метода Бирн считает то, что:

…к функции целевого текста нельзя «подойти автоматически от анализа исходного текста» [Кристиана Норд]. Вместо этого ее необходимо определить прагматически с помощью цели межкультурной коммуникации.  [8, 33]
Первым специалистом, по мнению Бирна, который предложил принципиально новый подход к теоретическому обоснованию перевода, был Гидеон Тури. В своей работе 1995 г. «Дескриптивное переводоведение и не только» (Descriptive Translation Studies and Beyond) он «предлагает идею, согласно которой позиция и функция переводов «определяются, прежде всего, соображениями, возникающими в культуре, к которой они относятся». Бирн подробно останавливается на двух теориях, «которые в процессе перевода признают важность целевого текста». [8, 34]

Это теория соответствия (релевантности) Эрнста-Августа Гутта и скопос-теория Ганса Фермеера и Катарины Райсс с дополняющей последнюю концепцией «функция плюс лояльность» Кристианы Норд.

В основе теоретических построений Гутта лежит коммуникативный подход к переводу:
Гутт отталкивается от идеи, согласно которой ключом к человеческой коммуникации является наша способность делать умозаключения из человеческого поведения, вербального или невербального. Таким образом, то, что сказано (или написано), дает в контексте теории соответствия, сигнал, из которого получатель может сделать вывод о том, что имеет в виду отправитель. Это называется информативным намерением. [8, 34]
В ходе коммуникативного процесса «сообщения сначала расшифровываются и, на основе их лингвистических свойств, присваиваются значениям или предметам, которые они представляют»; «из всех возможных значений или представлений, связанных с высказыванием, мозг должен выбрать, что же действительно является подходящим, вероятным или достоверным в контексте конкретного высказывания». Согласно Гутту:

…именно контекст помогает… объяснить тот факт, что хотя лингвистические выражения действительно имеют значение, оно не обязательно такое же, как значение, которое передается этим выражением в конкретный момент времени и в конкретном месте. [8, 35]

Гутт утверждает также, что коммуникация управляется желанием «оптимизировать ресурсы», т.е. «читатели хотят получить максимум информации с минимальными затратами ресурсов»:

Это означает, что значение и понимание всегда идут по пути наименьшего сопротивления, и читатели начинают обрабатывать информацию, используя контекстуальные допущения, которые являются для них наиболее доступными. Он продолжает, говоря, что «[перевод] должен быть выражен так, чтобы им передавалась желаемая интерпретация, но от аудитории не требовалось ненужных усилий на обработку информации» [8, 35]

Гутт делает различие между интерпретативным переводом (переводом, сохраняющим связь с исходным текстом) и дескриптивным переводом (переводом, призванным «функционировать в качестве независимого и автономного текста целевого языка»). При этом подлинным переводом он считает только интерпретативный перевод, а дескриптивный перевод он считает «адаптацией». [8, 36-38]

Это противопоставление подлинного перевода и адаптации, по мнению Бирна, противоречит коммуникативным корням собственной теории Гутта и делает  его теорию непригодной для теоретического обоснования технического перевода в целом, однако предлагает для него ряд продуктивных идей:

  • Коммуникативный подход, который нацелен на потребности и ожидания целевой аудитории
  • Минимаксимальный принцип, который, если говорить просто, гласит, что люди не хотят тратить времени и усилий больше, чем абсолютно необходимо для получения информации из текста; это очень характерно для технических текстов, таким как руководства пользователя. [8, 38]
Основатель скопос-теории Ганс Фермеер утверждает, что «методы и стратегии, используемые для выполнения перевода, предопределяются поставленной целью целевого текста». Скопос-теория, по словам Бирна, «связана с функционалистским подходом к переводу, но фундаментально отличается от него тем, что там, где [функционалистские теории] доказывают, что функция целевого текста должна быть такой же, как и оригинала, скопос-теория признает, что это не всегда практично и желательно»:
Как таковой, «скопос» [цель] предопределяется инициатором / заказчиком, их взглядом на целевую аудиторию, а также на ситуационный и культурный фон. Теория «скопоса» утверждает, «что переводить необходимо обдуманно и согласованно, в соответствии с неким принципом, уважающим целевой текст. Теория не утверждает, в чем этот принцип состоит: это должна решаться в каждом конкретном случае» [8, 38-39]

Скопос-теория признает эквивалентность функции перевода, но считает ее всего лишь одним из многих возможных «скопосов» перевода, поэтому в переводе функция исходного текста может сохраняться, а может изменяться вследствие того, что «[аудитории исходного и целевого текста] принадлежат к двум разным социальным и лингвистическим реальностям». Важнейшим же моментом в этой теории Бирн считает то, что ««скопос» перевода должен быть формализован и четко установлен до того, как переводчик фактически приступит к работе», а «процесс определения «скопоса» перевода включается в то, что называется техническим заданием на перевод (translation brief)». [8, 39]

Бирн приводит слова Фермеера, определяющего перевод как создание «текста в целевой среде для целевой задачи и целевых адресатов в целевых обстоятельствах». Согласно этому взгляду, целевой текст – «важнейшая проблема в актах перевода», а исходный текст представляет собой «сырье» [Фермеер] «для переводчика при создании текста на целевом языке». И поскольку «бесчисленные потенциальные получатели могут отбирать из текста подходящую или интересную информацию», постольку задача технических переводчиков, утверждает Бирн, – «обеспечить, чтобы эту информацию было максимально легко найти, отобрать и понять». [8, 40-41]

Кристиана Норд вводит в скопос-теорию понятие «функция плюс лояльность» (function plus loyalty”) , которое определяется «как двустороннее обязательство со стороны переводчика перед исходной и целевой сторонами переводческого взаимоотношения». Лояльность (исходному тексту) представляет собой «ответственность переводчика предоставить читателям то, что они ожидают от перевода» а также требование к переводчику – «передать намерения автора относительно данного коммуникативного взаимодействия». «Это сделано для того, – говорит Бирн, – чтобы даже если между исходным и целевым текстами могут быть значительные различия, потребности основных заинтересованных сторон были удовлетворены». [8, 42-43]

Подытоживая наш краткий обзор новых подходов к теоретическому обоснованию технического перевода, можно сказать, вслед за Бирном, что побудительным моментом их появления было признание того факта, что  ни одна ни одна традиционная теория лингвистической направленности («вольного перевода», «буквального перевода», «формальной эквивалентности», «динамической эквивалентности» и др.) «не могут вполне объяснить технический перевод». Руководствуясь скопос-теорией, с другой стороны, в зависимости от цели перевода, можно применять любую из имеющихся теорий – «вольного или точного перевода и всего, что между ними» [Норд], – «часто переходя от буквального к вольному переводу и обратно для отдельных фраз, предложений или абзацев».

Таким образом, коммуникативные подходы, лежащие в основе теории соответствия и скопос-теории, предлагают «самый простой способ применения всех инструментов и стратегий, находящихся в арсенале переводчика». Скопос-теория, в частности, предлагает «более гибкую идеологию, которая обеспечивает обоснованное применение тех стратегий и методов, которые нужны для данного перевода» и «мы просто выбираем подходящие стратегии в зависимости от скопоса [цели] данного проекта и текста». [8, 44-45]


Библиографический список
  1. Швейцер А.Д. Теория перевода. М., Наука, 1988. 215 с.
  2. Бархударов Л.С. Язык и перевод. М., 1975. 240 c.
  3. Комиссаров В.Н. Теория перевода. М., 1990. 253 c.
  4. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М., 2002. 416 c.
  5. Пумпянский А. Л. Введение в практику перевода научной и технической литературы на английский язык. М., 1965. 304 c.
  6. Пумпянский А. Л. Чтение и перевод английской научной и технической литературы. Минск, 1997. 608 c.
  7. Климзо Б.Н. Ремесло технического переводчика. М., 2006. 508 с.
  8. Byrne J. Technical Translation: Usability Strategies for Translating Technical Documentation. Dordrecht, the Netherlands, Springer. 2006. xiv, 280 p.


Все статьи автора «Станиславский Андрей Радиевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: