УДК 821.161.1-92

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ «ПЕРЕКУВЫРКНУТОЙ ТЕЛЕГИ» В ПИСЬМЕ-СТАТЬЕ «КАК ОСВОБОДИТЬСЯ РАБОЧЕМУ НАРОДУ?» Л. Н. ТОЛСТОГО

Кобылкин Андрей Олегович
Таврический национальный университет имени В. И. Вернадского, Симферополь
аспирант кафедры русской и зарубежной литературы

Аннотация
В статье представлен художественный образ «перекувыркнутой телеги», о котором Л. Н. Толстой многократно упоминает в своем публицистическом произведении – письме-статье «Как освободиться рабочему народу?» С помощью подробного разбора этого художественного образа мы выявляем тематические, композиционные, жанрообразующие и поэтические особенности данного произведения.

Ключевые слова: Л.Н. Толстой, перекувыркнутая телега, письмо-статья, публицистическое произведение


THE ARTISTIC IMAGE OF "PEREOBIRATY CARTS" IN THE LETTER OF THE ARTICLE "AS TO FREE THE WORKING PEOPLE?" L. N. TOLSTOY

Kobylkin Andrei Olegovich
Taurian national University of a name of Century I. Vernadsky, Simferopol
postgraduate student of the Department of Russian and foreign literature

Abstract
The article presents the artistic image of «pereobiraty cart» that L. N. Tolstoy repeatedly mentions in his journalistic work - letter-article "As to free the working people?" Using a detailed analysis of this artistic image we identify theme, composition, janerobertstudio and poetic features of the given works.

Keywords: journalistic work, perseverenta cart, writing the article


Библиографическая ссылка на статью:
Кобылкин А.О. Художественный образ «перекувыркнутой телеги» в письме-статье «Как освободиться рабочему народу?» Л. Н. Толстого // Филология и литературоведение. 2014. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2014/08/900 (дата обращения: 04.05.2017).

В марте 1905 года Л. Н. Толстой получил от крестьянина Тверской губернии Михаила Суворова, служившего лакеем в Петербурге, письмо, в котором был задан вопрос: «Скажи, Великий Патриарх, долго ль многонаселенные серые сермяги тащить будут перекувырнутую телегу? Двадцатый век идет, и время тяжкое настало, льется кровь и пот обездоленных, обессиленных. Не будет отцов, братьев, и множество калек. А перекувырнутая телега стоит на том же месте. Будем ли мы в состоянии продолжать тащить телегу и петь «Дубинушку», что «сама пойдет» <…> Великий учитель, научи нас, многострадальцев и долготерпеливых серых зипунов, дотащить перекувырнутую телегу до назначенного места. Проложи ровный путь твой, укажи конец места и бесполезных трудов наших»  [2].

К началу апреля ответ крестьянину Суворову Толстым был закончен. И «вылился» этот ответ в письмо-статью «Как освободиться рабочему народу?» (1905).

Писатель высоко ценил это публицистическое произведение. Д. П. Маковицкий рассказывает, что Толстой, прочитав ее своим домашним и собравшимся у него гостям, сказал: «Это мое profession de foi [исповедание веры], которое я выразил самым доступным образом» [Толстой, 1958, с. 372].

Впервые письмо-статья опубликовано под заглавием «Как освободиться рабочему народу? (Письмо к крестьянину)» в Англии в «Листках для народа» (№13). В России же было напечатано в 1906 году, однако, издание было конфисковано (известно, что последовало сообщение «Русских ведомостей» о наложении Судебной палатой ареста на брошюру Толстого «Как освободиться рабочему народу?).

Официально опубликовано письмо было лишь после смерти Л. Н. Толстого, в 1911 году под заглавием «Истинная свобода».

Композиция необычна. После риторического вопроса, данного в названии письма-статьи («Как освободиться рабочему народу?») приводится дополнение к заглавию – «Письмо к крестьянину» [Толстой, 1958, с. 69].  Данное дополнение к заглавию является одновременно и обращением (к крестьянину), что обязательно для такого публицистического жанра, как письмо.

Затем адресант указывает на письмо крестьянина Суворова, послужившее написанию уже данного письма-статьи.  Приводит отрывки из письма крестьянина. При этом каждому отрывку предшествуют такие предложения, как: «Вы спрашиваете», «Вы пишите», «Вы спрашиваете моего совета» [Толстой, 1958, с. 69]. Данные предложения указывают на приёмы и способы оформления мысли.

Приведенные отрывки из письма крестьянина задают особый метафорический тон и стиль данного публицистического произведения. К «перекувыркнутой телеге», упомянутой крестьянином, Толстой на протяжении письма-статьи возвращается много раз, создавая при этом яркие художественные образы; метафоры, эпитеты и сравнения. Так, он пишет: «Всякий знает, что тащить перекувыркнутую телегу бесполезно и трудно. И потому, некоторые люди говорят: «Всё дело в том, что телега поставлена неправильно, помогите нам поставить ее книзу колесами, и тогда всё пойдет как по маслу» [Толстой, 1958, с. 69].

Или вот еще: «Если и поставить телегу книзу колесами, то первым делом эти самые переворачиватели насядут в нее и вам же велят везти себя. Сами они не запрягутся, а только затем и переворачивают телегу, чтобы влезть в нее. А влезут в нее все, – не миновать телеге опять перекувыркнуться. Она оттого и перекувыркивается, что в нее много насаживается. А по-моему, дело не в том, кверху или книзу стоит телега колесами, а в том, что вам и тащить-то ее совсем не надо. А то вы сами дали себя обратать, сами влезли в хомут головой, сами зашли в оглобли, сами запряглись в неладную телегу, а потом плачетесь, что тяжело тащить» [Толстой, 1958, с. 69-70].

И далее, столь же ярко и эмоционально, адресант продолжает: «А если уж вы запряглись, то дело теперь не в том, перекувыркнута ли телега, или на колесах, а в том, как выпрячься из нее. И для того, чтобы выпрячься, есть только одно средство» [Толстой, 1958, с. 70].  И об этом «средстве», как замечает автор письма, он уже писал…

И тут же Л. Н. Толстой перечисляет свои публицистические работы, где уже поднималась тема данного письма-статьи. Тема эта – освобождение рабочего народа от «бесполезных трудов и мучений» [Толстой, 1958, с. 69].  с  помощью только лишь одного «средства» – научиться «жить по-божьи» [Толстой, 1958, с. 70].  Среди перечисленных публицистических работ, писатель упоминает разные по жанрам. Среди них: «Единственное средство», «Неужели так надо?», «Где выход?», «К рабочему народу», «Одумайтесь!» [Толстой, 1958, с. 69].

Итак, единственное «средство» отказа, «выхода» из «перекувыркнутой телеги», – это «жить по-божьи». И если начнется «житье по-божьи», замечает Толстой, то, – и  вновь приводит пример метафоры «с телегой»: «Только начнете жить так, и останется телега, где стоит, сама по себе, а вы будете жить без запряжки, сами по себе, свободно, дружно и будете не плакаться на жизнь, как теперь, а только радоваться» [Толстой, 1958, с. 70].

Затем автор письма упоминает пять евангельских заповедей, с указанием источника, глав и страниц:

«Первая заповедь: «Сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А я говорю вам, что всякий гневающийся на брата своего подлежит суду» (Матф. гл. V, ст. 21, 22).

<…>

Вторая: «Сказано древним: не прелюбодействуй. А я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал в сердце своем» (ст. 27, 28).

<…>

Третья: «Еще сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй перед господом клятвы твои. А я говорю вам: не клянись вовсе» (ст. 33, 34).

<…>

Четвертая: «Сказано: око за око и зуб за зуб. А я говоре вам: не противься злому, но кто ударит тебя в правую щеку обрати к нему левую» (ст. 38, 39).

<…>

Пятая: «Еще сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас (ст. 43, 44).» [Толстой, 1958, с. 70-71].

К каждой из заповеди Толстой приводит свое, как бы мы теперь сказали, авторское толкование. Так, к первой евангельской заповеди он пишет:

«Значит, запрещено не только убивать, но запрещается ссориться, ругаться, держать зло друг на друга» [Толстой, 1958, с. 70]. 

Ко второй: «Значит, не только не распутничать, а жить честно одному мужу с одной женой, и одной жене с одним мужем, и беречься всего того, что разжигает похоть» [Толстой, 1958, с. 70]. 

К третьей: «Значит, не присягать ни на суде, ни на подданство царю ни на солдатскую службу» [Толстой, 1958, с. 71].       

К четвертой: «Значит, не отплачивать на обиду обидой, не мстить, но помогать другим, не наказывать, не сажать в тюрьмы, не ссылай, не казнить» [Толстой, 1958, с. 71].     К пятой: «Значит, не считать чужие народы врагами, и не делать разницы между своим народом и чужим, и не воевать с ними» [Толстой, 1958, с. 71]. 

Л. Н. Толстой резюмирует, говоря, что, если люди начнут соблюдать «эти пять заповедей евангельских», то «останется телега стоять, где стоит, и не нужно будет тащить ее» [Толстой, 1958, с. 71]. 

Затем в письме его адресант объясняет, что он понимает под «телегой» и все,  что с ней связано: «…телега – это господа, богачи, чиновники, помещики, заводчики, попы, архиереи – все те, что сами не работают, а едут на рабочем народе. Запряжка же – это подати, малоземелье, солдатство, церковные требы, нужда, фабрики, дороговизна припасов, дешевый заработок…» [Толстой, 1958, с. 71]. 

Приводит автор письма вновь яркие, однако утопические, примеры: «Если человек живет по-божьи, не станет он скупать за бесценок скотину у бедного соседа, или дом, или землю, не станет сбивать цену у товарищей, не пойдет служить богачу, помогать ему выматывать из-за нужды душу у бедных товарищей. А станут люди жить так, и не будет никаких ни богачей, ни помещиков, ни чиновников, ни попов, ни архиереев. Если и будут такие, так будут они сами кормиться, а народу от них никакой уже тяжести не будет» [Толстой, 1958, с. 72]. 

Также приводит Л. Н. Толстой пример из «главного закона Христова»: «поступать с другими, как хочешь, чтобы поступали с тобой, – и всем хорошо будет» [Толстой, 1958, с. 72].  И чуть позже: «Ищите царствия божия и правды его, и остальное приложится вам» [Толстой, 1958, с. 74].      

В завершении письма – конкретный совет от его автора, вновь связанный со злополучной «телегой»: «Так что дело не в телеге, кверху или книзу она стоит колесами, а в том, чтобы жизнь была хорошей. Будет жизнь ваша хорошей, и никто не запряжет вас ни в какую телегу. А будете жить дурно, не миновать тащить тяжелую телегу.

<…>

…об телеге не думать; кому она нужна, те пускай и переворачивают и везут ее; а вам – всеми силами, каждому добиваться своей хорошей жизни, самому жить так, как сказано в Евангелии. А будут люди жить по Евангелию, и жизнь их будет хорошая» [Толстой, 1958, с. 74].

В конце письма-статьи указан его автор, место и дата написания: «Лев Толстой. Ясная Поляна. 25 марта 1905 г.» [Толстой, 1958, с. 74].

Письмо-статья изобилует различными тропами и фигурами речи. Так, образ «перекувыркнутой телеги» символизирует государство со всем ее составляющим [Толстой, 1958, с. 71], «тащить телегу не надо» – не стоит подчиняться государственным чиновникам [Толстой, 1958, с. 70-71], «телега останется стоять» на одном месте «и не нужно будет тащить ее» – в соблюдении пяти евангелиевских заповедей [Толстой, 1958, с. 70], «выход» из «телеги» – в умении «жить по-божьи» [Толстой, 1958, с. 70].  А для того, чтобы «жить по-божьи» Толстой приводит антитезу, противопоставляя бога с государственными чиновниками: «…жить по-божьи значит бояться и слушаться бога больше, чем исправника, губернатора, царя. Так что, когда исправник, губернатор, царь требуют чего-нибудь, а бог запрещает, то слушаться не исправника, не губернатора, не царя, а бога» [Толстой, 1958, с. 70]. 

Использует прием антитезы Толстой и тогда, когда рассуждает о мирской и божьей жизни: «Живут крестьяне по-мирскому, ходят в церковь, слушаются начальства и живут каждый для себя. Каждый норовит как бы себе получше, а до других дела нет, с бедных последний кафтан тянет. И жизнь идет дурная: дерутся, пьянствуют, распутничают, судятся. И вдруг западет в этот народ искра божия, станет один читать Евангелие, станет понимать, станут другие слушать, и возьмутся люди жить по-божьи. Сначала немного людей, потом всё больше и больше. И тотчас переменяется вся жизнь людей. Начинают люди помогать друг другу, перестают пьянствовать, курить, распутничать, ругаться, драться» [Толстой, 1958, с. 72]. Видим, что писатель показывает нам два вида жизней: «по-мирскому» и «по-божьи». В первом случае – каждый живет для себя, «норовит как бы себе получше, а до других дела нет», во втором – люди начинают помогать друг другу; в первом – «дерутся, пьянствуют, распутничают, судятся», во втором – «перестают пьянствовать, курить, распутничать, ругаться, драться»; в первом – «слушаются начальства», во втором – слушаются тех, кто читает и понимает Евангелие.

Противопоставляя мирскую и божью жизнь, чуть позже в письме Толстой отметит: «А хочешь жить по-божьи, так уж не думай об мирском» [Толстой, 1958, с. 74].     Прием сравнения использует автор письма, рассуждая о «богачах и начальствах». Он сравнивает их с паразитами, которые комфортно себя ощущают на «больном теле»: «Как вошь и всякая нечисть нападает на больное тело, так и всякие богачи и начальство разводятся на дурной жизни рабочих людей» [Толстой, 1958, с. 72]. И дальше предлагает рецепт по излечению данной заразы: «Живите хорошо, и вся эта нечисть сама собою пропадет» [Толстой, 1958, с. 72].       

Отдавая предпочтение жизни «по-божьи», адресант в аргументацию своей идеи, использует анафору. Словосочетание «так было» начинает новую мысль (предложение) адресанта: «И как только где начиналась такая жизнь («жизнь по-божьи» – Кобылкин Андрей), тотчас же выезжали из таких деревень и кабатчики и ростовщики, и ни духовным, ни судейским, ни полицейским там становилось делать нечего. Так было во многих местах: в Киевской, Черниговской, Полтавской, Екатеринославской, Таврической и других губерниях. Так было и с духоборами на Кавказе» [Толстой, 1958, с. 72-73].

Эпитеты: «бесполезные труды и мучения» (о человеческом рабстве в широком смысле этого слова), «перекувыркнутая телега»  (о государственном устройстве) [Толстой, 1958, с. 69], «средство простое и нетрудное» (о том, чтобы жить по-божьи) [Толстой, 1958, с. 70], «дурная жизнь» (о жизни рабочих) [Толстой, 1958, с. 72], «волшебная сила», «удобная жизнь» [Толстой, 1958, с. 73].

Метафоры: «жить без запряжки» (о свободной жизни для простого народа), «не плакаться на жизнь» [Толстой, 1958, с. 70], «Люди жалуются, что им дурно жить от богачей и начальства…», «ростовщики живут только грехами народными», «И вдруг западет в этот народ искра божия…» [Толстой, 1958, с. 72], «начальство осталось без дела», «Жили гурийцы землепашеством. Брали земли у помещиков», «стали помещики дорожиться землями», «жить… для своей души» [Толстой, 1958, с. 73].

Вводные конструкции, содержащие оценку степени достоверности информации и указывающие на источник сообщения (адресанта): «я думаю», «всякий знает», «по моему мнению» [Толстой, 1958, с. 69], «а по-моему», «повторю опять» [Толстой, 1958, с. 70], «ведь, как я понимаю…» [Толстой, 1958, с. 71], «правда, что…», «то правда, что…» [Толстой, 1958, с. 73], «и потому мой совет…» [Толстой, 1958, с. 74].


Библиографический список
  1. Толстой Л. Н. Полное собрание сочинений: в 90 т.: т. 90. – М.: Государственное издательство художественной литературы, 1958. –  478 с.
  2. http://tolstoy.ru [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://tolstoy.ru/creativity/journalismguide/253.php


Все статьи автора «Andrei2015»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: