УДК 8

ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ ВНЕШНОСТИ ЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОЙ АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПРОЗЕ

Клюкина Юлия Викторовна1, Шиповская Анна Анатольевна1
1Тамбовский государственный технический университет, кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков

Аннотация
В статье рассмотрены понятия гендерного стереотипа и эталона внешности. Изучены примеры вербализации гендерных стереотипов внешнего портрета человека в текстах англоязычной художественной прозы начала XXI века. Выявлены существующие на данный период развития общества стереотипные представления о фемининном и маскулинном портрете человека.

Ключевые слова: внешность, гендерные стереотипы, маскулинность, портрет, фемининность, художественная проза


GENDER STEREOTYPES OF PEOPLE’S APPEARANCE IN MODERN ENGLISH FICTION

Klyukina Yulia Viktorovna1, Shipovskaya Anna Anatolyevna1
1Tambov State Technical University, PhD in Linguistics, Assistant Professor of the Foreign Languages Department

Abstract
The paper deals with the concepts of gender stereotypes and standard appearance. It considers verbalization of people’s appearance gender stereotypes in the texts of English-language prose written in the beginning of the XXI century. It identifies portrait stereotypes of femininity and masculine existing at the present time of society development.

Keywords: appearance, femininity, fiction, gender stereotypes, masculinity, portrait


Библиографическая ссылка на статью:
Клюкина Ю.В., Шиповская А.А. Гендерные стереотипы внешности человека в современной англоязычной художественной прозе // Филология и литературоведение. 2015. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2015/05/1499 (дата обращения: 30.04.2017).

На любом этапе своего развития общество характеризуется наличием тех или иных стереотипов, которые являются отражением ряда представлений этого общества об окружающем мире и о людях этой или иной культуры.

Широко распространенное определение стереотипа гласит о том, что он основан на социально конструируемых нормах, практиках и убеждениях. Чаще всего, культурно или религиозно обусловленные стереотипы отражают скрытые отношения власти [1].

Будучи составной частью культуры, язык аккумулирует ключевые ее концепты, передавая их через знаковое воплощение – слова. В языке «закрепляется все разнообразие творческой познавательной деятельности человека (социальной и индивидуальной)» [2, c. 33]. Согласно В.А. Масловой, «язык, фиксируя коллективные стереотипные и эталонные представления, объективирует интерпретирующую деятельность человеческого сознания и делает ее доступной для изучения» [3, c. 72].

В рамках лингвистической науки определение стереотипа основано на результатах социологических и психологических исследований, согласно которым можно провести следующую классификацию стереотипов:

1.  По объему: общественные и индивидуальные стереотипы.

2.  По характеру оценки: позитивные, нейтральные и негативные.

3.  По степени изменчивости: стабильные и подвижные.

4.  По сфере проявления: стереотипы поведения и стереотипы сознания.

5.  По направленности: автостереотипы и гетеростереотипы.

6.  По объекту стереотипизации: индивидуальные и групповые.

Наряду с этническими, расовыми, политическими и возрастными стереотипами к групповым стереотипам также относятся гендерные стереотипы.

Понятие гендерного стереотипа, как одного из ключевых компонентов гендера вошло в обиход отечественной науки с началом исследования групповых (социальных) стереотипов. На сегодняшний день существует несколько десятков определений гендерного стереотипа, которые можно подразделить на следующие группы:

1.  Определения, в основе которых лежат личностные характеристики мужчин и женщин.

2.  Определения, основанные на понятиях маскулинности и фемининности.

3.  Определения с упором на гендерные отношения [4, с.12].

В своем исследовании мы придерживаемся определения А.В. Кириллиной, согласно которому гендерные стереотипы представляют собой «культурно и социально обусловленные мнения о качествах, атрибутах и нормах поведения представителей обоих полов и их отражение в языке» [5].

Многократные исследования, основанные на разной методике, позволили определить набор характеристик, составляющих мужской и женский образы. Т.Б. Рябова выделяет ряд бинарных оппозиций типично мужских и женских качеств.

1.  Деятельность. Мужчинам приписывается активность, решительность, уверенность; женщинам – пассивность, нерешительность, неуверенность.

2.  Власть и управление. Считается, что мужчинам свойственно стремление к лидерству, ответственность, властность, сила, реализм; женщинам – зависимость, безответственность, покорность, слабость, необъективность.

3.  Когнитивная сфера. Стереотипные мужские качества – логичность, рациональность, критицизм, объективность, ум; женские – нелогичность, иррациональность, некритичность восприятия, необъективность, глупость.

4.  Эмоциональная сфера. Традиционно мужским качеством считается хладнокровие; женскими – эмоциональность, чувствительность, быстрая смена эмоционального состояния, склонность к истерии, капризность.

5.  Межличностное взаимодействие. Качествами, присущими женщинам, считаются мягкосердечность, заботливость, нежность, скромность, любовь к детям, а также непостоянство, ненадежность, хитрость и болтливость. При этом, мужчинам приписывают такие качества, как самообладание, надежность, взвешенность, а также грубость, резкость, черствость, эгоизм, жестокость [6].

Содержание гендерных стереотипов можно объединить и изучить в рамках четырех компонентов, которые люди используют в процессе дифференциации мужчин и женщин. К таким компонентам относятся черты характера, поведение, физические характеристики внешнего вида, деятельность [7]. При этом внешность человека выступает как центральный компонент гендерных стереотипов, поскольку мужчина и женщина рассматриваются в первую очередь как люди, различающиеся по физическим характеристикам и только затем по психологическим [Там же].

Гендерные стереотипы, как и все другие, тесно связаны с категорией оценки, т.к. структура стереотипа включает в себя, наряду с когнитивной (содержательной) и поведенческой частями, аффективную часть – оценочное отношение человека к объекту познания.

Оценка портретных описаний человека относится к эстетической категории оценки, связанной с удовлетворением чувства прекрасного. Оценивая облик героя, автор соотносит его с некоторым эталоном красоты. При этом понятия эталона и гендерного стереотипа внешности достаточно близки, поскольку оба означают «принятый образец признаков внешнего облика человека», различаясь только в том, что в первом случае речь идет об образце внешней красоты, а во втором об образце гендерных признаков – фемининности и маскулинности  [8, c. 67].

Так как вся совокупность стереотипов фиксируется в языке, то посредством лингвистического анализа становится возможным изучение состава гендерных стереотипов на определенном этапе развития общества.

Гендерные, как и другие стереотипы, могут изучаться в двух разных языковых плоскостях – формальной, на основе фразеологического материала, языковых клише и т.п. и семантической, на основе анализа смысловых коннотаций единиц языка, сопутствующих основному значению.

В современной лингвистике текст рассматривается как способ выражения личных представлений автора [9, 10, 11]. В основе литературного произведения лежит не только суждение о реальности, но также определенная коммуникативно-целевая ориентация, намеченная автором [12].

По нашему мнению, изучение гендерных стереотипов можно проводить на материале художественных текстов, поскольку герои художественных описаний выступают как модели реальных людей, а описания их внешних портретов отражают имеющиеся у авторов стереотипные представления о внешности мужчин и женщин.

Проведя контекстологический анализ портретных описаний, встречающихся в современной англоязычной художественной прозе, мы получили следующие результаты.

Описание мужского тела и его частей обычно происходит с помощью параметрических прилагательных big, tall, broad, hard, что говорит о наличии значения «большой и крепкий» в стереотипе мужской внешности.

His hard is pressing against my soft, and I never knew anything in the world could feel so damn good [13, p.120].

I was still uncomfortable about what was going on, but Stewart walked confidently over to the counter, where he was greeted like a long-lost friend by a tall, handsome man [14, p. 107].

В первом примере антонимы hard и soft противопоставляются, как мужское и женское и такое соотнесение признаков получает положительную оценку автора, что выражается словами feel so damn good. Во втором примере сочетание прилагательных  tall и handsome  указывает на то, что высокий рост мужчины считается его достоинством и что данный признак входит в принятый обществом эталон мужской красоты.

Стереотип женской внешности характеризуется такими качествами телосложения как деликатность, слабость, хрупкость, что в английских текстах передается словами small, weak, delicate, frail, fragile, brittle.

She was so small and so fragile. Everything about her was pretty and feminine and delicate [15, p. 327].

Внешняя характеристика, вербализованная  фразой so small and so fragile, встречается в контексте вместе с прилагательным feminine, что указывает на отнесение этих качеств к признаку фемининности. Кроме того, лексема pretty придает описанию положительную эстетическую оценку.

Необходимо отметить, что согласно проанализированному материалу, высокий рост, встречающийся в портретных описаниях женщин, оценивается положительно, что указывает на некоторое смещение стереотипа внешности женщины.

She was tall and slender, an example of good nutrition and exercise [16, p. 62].

I’m sure he didn’t even get it, but her gesture made me feel six feet tall, with naturally sleek hair, and ready for the cover of Vogue [17, p. 32].

На положительную коннотацию внешнего описания в первом примере указывает оценочное прилагательное good. Во втором примере внешний портрет героини описывается как подходящий для обложки известного журнала и таким образом категория роста, характеризующаяся лексемой tall,  получает высокую положительную оценку.

Необходимо, однако, отметить, что в проанализированном материале прослеживается принятая норма о том, что женщина не должна быть выше своего мужчины.

He is tall, which is good because at five-foot-ten I’m not short. He is six-three at least… [18, p. 23]

Tomorrow morning she would sit at her piano, reassured that no real harm had been done by her drunken impulse to kiss a man two inches shorter than herself, who needed a haircut, and a new pair of shoes…[19, p. 15]

Приведенные примеры иллюстрируют принятый стереотип через контекст, который несет положительную оценку внешности мужчины в первом случае (лексема good) и включает в себя перечисление отрицательных качеств во втором (a man two inches shorter than herself, who needed a haircut, and a new pair of shoes).

Развитая мускулатура и физическая сила считаются типично мужской характеристикой, а лексемы muscular, athletic, strong, powerful пользуются высокой частотностью в описании внешности современного мужчины.

He wasn’t quite as heavily muscled as she’d thought, with the bulky coverall disguising a body that, by any standards, was beautiful. She shook her head at that wayward thought. What the hell’s wrong with admiring a beautiful bod on a guy? [20, p. 18]

Kris had good strong shoulders and a strong back and it was much easier, in some ways, to carry the girl than try to keep her on her own feet [20, p. 38].

Если тело получает противоположную по смыслу характеристику, то образ героя предстает как несоответствующий стереотипу маскулинности и оценивается автором отрицательно.

I examine our hands pressed against each other. His fingers are only slighter longer than mine, and that’s saying something, ’cause if he picked his nose with those suckers, he could give himself a lobotomy.

“Maybe your hands are just girly,” I say.

“Taylor, I’m six foot three and wear a size twelve shoe, and your hand is almost as big as mine. You can’t tell me you don’t find that bizarre.”

I snatch my hand away and glare. “Well, thank you for pointing that out. Now I’m going to be super self-conscious about my mutant hands.”

“Don’t be. Some guys might find it sexy. Mostly gay guys of course, because those hands are kind of butch” [13, p. 40].

И напротив, если указанные традиционно мужские портретные качества  встречаются в женских описаниях, то, как правило, они оцениваются отрицательно.

She knew what she looked like with her big hands and her rangy arms, and her face that had been burned a hundred times, more, and her scorched hair and her eyes the sun had faded [21, p. 73].

Крупные руки женщины (big hands) имеют негативную коннотацию, что видно из контекста (перечисление отрицательных качеств).

Далее необходимо отметить проявление в текстах художественной литературы  стереотипа о том, что мужская фигура должна иметь широкие плечи и узкий таз.

Broad shoulders. Beautiful arms. Wide chest. Narrow waist. Muscular calves. Unfair! Obscenely sexy [13, p. 189].

She shook her head, then lowered it onto his broad, strong, capable shoulder [16, p. 317].

Одно из основных требований, предъявляемых к женской фигуре – это наличие хорошо развитых женских форм. Как видно из примеров описания персонажей-женщин, положительно оценивается внешность тех героинь, которые  соответствуют принятому образу.

Connie, in contrast, was neat and stylish in old clothes (which I have since learnt to call ‘vintage’) that were tailored and snug and emphasised her – I’m sorry, I apologise, but there really is no way around this – her ‘curves’ [22, p.53].

A strikingly beautiful girl walked into the dining room and stole my attention. With smooth deep olive skin, round light brown eyes framed by long lashes, pink polity lips, and long black hair that flowed down to her round and curvy ass…I couldn’t help but be mesmerized. She was perfection and she couldn’t have been much older than me [23, p. 9].

Значительное внимание определенным участкам женского тела (curves; her round and curvy ass) передается при помощи контекста.

Принято считать, что существует ряд черт лица типичных для мужчин и для женщин. Так, считается, что маскулинное лицо должно иметь крупный нос, волевой подбородок, глубоко посаженные глаза.

Strong, furrowed brows. Sharp jaw. Lips that are full enough to be pretty, but in the context of his other features seem powerfully masculine [13, p. 7].

With his beautifully hooked Roman nose (hooked after being broken during rugby, of course) making him thoroughly masculine and yet completely approachable, Steve was the type of man whose looks should be immortalized in marble [17, p. 127].

Описание лица, несоответствующего принятой норме, можно продемонстрировать на следующих примерах:

His face looked strangely small and boyish above his striped tie. His thin nose fragile and outsized. As if it belonged to someone else [19, p. 32].

With black hair with flyaway curls and pale blue eyes, he was incredibly handsome, but in an effeminate way. His skin was too smooth, his nose too thin [24, p. 304].

В приведенных примерах прослеживается нарушение принятых обществом норм маскулинности. Авторы указывают на характеристики героев как нетипичные для мужчин, используя фразы strangely small and boyish; in an effeminate way.

Лицо с тонкими чертами, большими глазами, длинными ресницами, полными губами типично для женской внешности, что отражается в высокочастотных характеристиках этих качеств именно у персонажей-женщин и их положительной оценке.

I was standing on the putting green next to the clubhouse when I saw her walk by, with long, flowing blonde hair that framed high cheekbones and a nose too straight and perfect for any surgeon to improve. Add blue eyes and a figure that that would’ve stopped the Spanish Armada in its tracks, and you can understand why I forgot all about golf when I saw her [14, p. 14].

Do I have her tiny, petite, retroussé nose, so winsome and feminine? [25, p. 7]

Длинные волосы являются традиционным средством украшения женской внешности. В современной англоязычной художественной прозе описание волос персонажей-женщин пользуется высокой частотностью, при этом длинные, блестящие и шелковистые волосы пользуются самой высокой оценкой.

She had very good hair. Well cut, clean, shiny, an almost artificial black, points brushed forward over her ears (‘Points’ – is that right?) designed to frame her wonderful face. Describing hairstyles is not my forte, I lack the vocabulary, but there was something of the fifties film star to it, what my mother would call ‘a do’, yet it was modish and contemporary too. ‘Modish’ – listen to me! Anyway, I smelt the shampoo and her scent as I sat down, not because I snuffled around in the nape of her neck like a badger, I knew better than that, but because the table was really very small [22, p.15].

He does, and sitting on the sofa is a beautiful girl with long, luxurious, and straight brunette hair. She has full Jennifer Lopez lips, among other attributes, and 1 feel my strength wilt and my shoulders fall [17, p. 166].

Таким образом, изучение вербальных портретов гендерно релевантных персонажей позволило выявить ряд характеристик типичных для описания мужской и женской внешности, большинство из которых совпадают с положительно оцениваемыми признаками внешнего портрета мужчины и женщины соответственно.


Библиографический список
  1. Countering Gender Discrimination and Negative Gender Stereotypes: Effective Policy Responses, 13 July 2011. URL: http://www.unwomen.org/en/news/stories/2011/7/countering-gender-discrimination-and-negative- gender-stereotypes-effective-policy-responses (дата обращения: 10.05.2015).
  2. Колшанский Г.В. Объективная картина мира в познании и языке. М., 1990.
  3. Маслова В.А. Лингвокультурология. М., 2001.
  4. Дежина Т.П. Трансформация гендерных стереотипов в семейных практиках жителей дальнего востока. Хабаровск, 2007.
  5. Словарь гендерных терминов / под ред. А.А. Денисовой. М., 2002.
  6. Рябова Т.Б. Стереотипы и стереотипизация как проблема гендерных исследований // Личность. Культура. Общество. 2003. URL:  http://cens.ivanovo.ac.ru/publications/riabova-stereotipy.htm (дата обращения: 10.05.2015).
  7. Deaux K., Lewis L.L. Structure of Gender Stereotypes: Interrelations among Components and Gender Label // Journal of Personality and Social Psychology. 1984. № 46. P. 991-1004.
  8. Клюкина Ю.В. Гендерные стереотипы внешнего портрета человека (на материале русскоязычной и англоязычной художественной прозы начала XXI века). Тамбов., 2011.
  9. Ewans V. The Language Myth: Why Language is not an Instinct? // Cambridge Books Oneline. URL: http://dx.doi.org/10.1017/CBO9781107358300 (дата обращения: 10.05.2015).
  10. Leroi A.M. The Lagoon: How Aristotle invented science. N.Y., 2014.
  11. Pinker S. Sense of Style: The Thinking Person’s Guide to Writing in The 21st Century. N.Y., 2014.
  12. Pinker S. Words and Rules. The Ingredients of Language. N.Y., 2011.
  13. Rayven L. Bad Romeo. N.Y., 2014.
  14. Veron J. M. The Caddie. N.Y., 2013.
  15. Lokko L. Saffron Skies. N.Y., 2006.
  16. Monroe M.A. The Summer Wind. N.Y., 2014.
  17. Billerbeck K. She’s All That (Spa Girls). Nashville, 2008.
  18. Valdes-Rodrigues A. Make him Look Good. N.Y., 2006.
  19. Berne S. The Dogs of Littlefield. London, 2013.
  20. McCaffrey A. Freedom’s Landing. N.Y., 2013.
  21. Robinson M. Lila. N.Y., 2014.
  22. Nicholls D. Us. London, 2014.
  23. Joy T.L. The Streets Chose Me. N.Y., 2014.
  24. Lindsey J. No Choice but Seduction. N.Y., 2008.
  25. Bagshawe L. The Go-to Girl. N.Y., 2005.


Все статьи автора «Клюкина Юлия Викторовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: