УДК 8

СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ТОПОНИМОВ КРЫМА

Колесник Наталья Олеговна
МБОУ "Мирновская средняя школа" г.Евпатории, Республики Крым

Аннотация
Анализируются методы исследования топонимического формообразования, проводится их сопоставительный анализ, выявляются типологические закономерности русской и английской топонимических систем. Представлен формантный метод описания языковых явлений как наиболее перспективный, позволяющий выявить специфику топомоделей в русском и английском языках.

Ключевые слова: Крым


STRUCTURAL-SEMANTIC ASPECT OF THE TOPONYMS OF THE CRIMEA

Kolesnik Natalya Olegovna
MBOU "Myrnivska secondary school", Evpatoria, Republic of Crimea

Abstract
The author examines different approaches to toponymic word formation performs a comparative analysis of Russian and English toponymic system, implementing the Formative method as one of the most perspective methods allowing determining universal and specific toponymic models in both languages

Keywords: Crimea


Библиографическая ссылка на статью:
Колесник Н.О. Структурно-семантический аспект топонимов Крыма // Филология и литературоведение. 2015. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2015/04/1328 (дата обращения: 29.04.2017).

Смена научной парадигмы в лингвистике, осознание антропоцетризма как одного из базовых свойств языка актуализировали топонимические исследования, согласно которым топонимы стали рассматриваться сквозь призму истории народа и его языка.  Анализ закономерностей в семантической и структурной организации, выявление словообразовательного ресурса топонимов и изучение их историко-культурных особенностей, а также возможность прогнозирования основных тенденций развития указанной лексической группы послужит формированию целостной картины функционирования топонимов Республики Крым.

Топонимия Крыма отражает прежде всего особенности исторического развития полуострова: пребывание здесь в разное время множества различных народов, их взаимосвязи, взаимодействие культур, языков, смену общественных укладов. Есть на территории Крыма топонимы, происхождение которых определить не возможно, и поэтому их перевод трактуется разными авторами неоднозначно.

На Крымском полуострове сегодня не много названий, которые связаны с новогреческим языком. Практически утрачены итальянские наименования. Очень мало сохранилось топонимов, основой которых являются немецкий, армянский, болгарский, еврейский и некоторые другие языки народов, которые в определенный исторический период населяли Крым. Современный Крым изобилует тюрской топонимией, которая в настоящее время стихийно возрождается.

Название урочищ, родников, балок, мысов могли возникнуть еще в среде древних булгар, хазар, кыпчаков и других тюркоязычных племен и народов, находившихся в Крыму до появления здесь крымских татар. По мере развития здесь крымскотатарского этноса на полуострове возникает много новых тюрских топонимов. Поскольку тюрские языки очень похожи между собой, то не редко все тюркоязычные топонимы относят к крымскотатарским. Это объясняется тем, что в тюрской группе языков имеются одинаковые или похожие слова. В большинстве случаев названия Крыма действительно могли возникнуть в крымскотатарской языковой среде, но отделить их от топонимов более древнего происхождения очень сложно, а зачастую не возможно. Крымскотатаркий язык адаптировал многие пратюрские топонимы.

У каждого крымского этноса существовали именования природных объектов, наиболее значимых для жителей определенной местности. Часть топонимов принадлежавшая исчезнувшим языкам, была стерта из памяти людей и с течением времени заменена названиями, данными более поздними народами. Другие топонимы продолжали существовать, но в большинстве случаев их исконное название искажалось, и теперь можно только предполагать, какому народу они пренадлежали и как звучали в оригинальном варианте.

Необходимо помнить и о проблеме, связанной с изменениями крымскими татарами алфавита, которая несомненно, повлияла на судьбу географических названий. До 1928 года крымскотатарский народ использовал арабскую графику. Ее заменили латинской, а еще через десять лет латинскую графику сменила кириллица. После перевода литературного языка на латиницу в него вернулись арабские и персидские термины и одновременно язык стал обогащаться исконно крымскотатарской лексикой.

На формирование крымских топонимов влиял образ жизни народов, населявших в разное историческое время территорию полуострова. Кочевые тюркоязычные племена оставили после себя топонимы, образованные от их родоплеменных названий.

В связи с постепенным переходом тюркоязычного населения Крыма к оседлости, крымские ойконимы обозначали изначально не название образованного им селения, а самих жителей этого населенного пункта, которые селились по родоплеменному признаку. Со временем названия жителей, принадлежавших к какой-либо роду, превращалось в название селения.

Оставили свой след в географических названиях Крыма и половцы-кыпчаки, которые вторглись на полуостров в конце ХI века. Первоначально кочевники на полуострове не оседали, здесь они оставались лишь на зимовку. Причем каждый род имел свое, строго определенное место для зимнего обитания. Со временем в Крыму возникли вотчинные владения предводителей родов-беев, именовавшиеся бейликами и носившие названия глав семи наиболее крупных родов — Ширинов, Барынов, Кыпчаков, Мансуров, Сиджеутов, Яшлавов, Аргынов.

В названиях крымских топонимов нередко можно встретить составляющую со значением цвета. Такие топонимы характерны для всего Крымского полуострова.

В названиях объектов Крыма можно обнаружить намек на профессии жителей различных населенных пунктов.

Краеведы и путешественники, собиравшие в разное время информацию для составления географических карт Крыма, могли не точно записать, а затем передать название географических объектов, в результате чего появились картографические несовпадения в написании одного и того же объекта. Естественно, что возникали ошибки и при переносе текста с одной карты на другую. Основной сбор информации по топонимам Крыма начался в XVIII-XIX веках, когда возникла необходимость в составлении топографических карт. Сбор и запись топонимов не всегда осуществляли люди грамотные или имевшие специальное образование. Среди них часто встречались простые солдаты или инженеры немецкого, французского или другого происхождения.

Вполне вероятно, что фонетика крымскотатарского языка и других тюрских языков могла быть неточно передана средствами русского языка. Очень часто звуки, несвойственные русскому языку, передавались с искажением. В результате появились несовпадения между названиями одного и того же объекта.

Русские названия стали появляться в Крыму после присоединения его к России в конце XVIII века. В 1783 году численность тюркоязычного населения Крыма резко сократилось. Известно, что еще в 1778 году с полуострова в Приазовье было выселено 32 тысячи христиан, а также более 8 тысяч тюркоязычного населения. Брошенные крымскими татарами небольшие деревушки царское правительство заселяло колонистами из центральных губерний России и некоторых европейских стран. Сотни же деревень так и остались незаселенными.

Впервые научное обоснование топонимам Крымского полуострова было дано А. Л. Бертье-Делагардом в «Исследовании некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде» (1914 г.). Сведения о ранней советской топонимии в целом скудны и разрозненны: подробные карты полуострова стали издаваться только с середины 1920-х годов, а энциклопедические издания и официальные справочники чаще всего не приводили даты переименования и промежуточные названия географических объектов советского государства и его отдельных регионов.

В советский период топонимия Крыма подверглась существенному преобразованию. Особенно значительными эти преобразования были в 1944-1948 годах. В этот период выходят Указы Президиума Верховного Совета РСФСР от 21 августа 1945 года «О переименовании сельских Советов и населенных пунктов Крымской области», и от 18 мая 1948 года «О переименовании населенных пунктов Крымской области». В соответствии с этими были изменены названия 1396 крымских городов, сел и поселков, а также 11 административных районов. В результате вместо исторических, формировавшихся веками топонимов, карта Крыма запестрела искусственными названиями. При этом многие наименования повторялись в разных районах полуострова по нескольку раз. Крымские краеведы утверждают, что в Крыму 162 повторяющихся наименования, из них 37 встречаются трижды, а 8 — четырежды.

В 2008 году началась работа по восстановлению исторически сложившихся названий. Так в Верховной Раде Украины был зарегистрирован проект закона «О восстановлении исторической топонимии Автономной Республики Крым», предусматривающий возвращение исторических названий более чем 750 крымским населенным пунктам, переименованным в 1940-е годы. Этот законопроект вызвал очень противоречивые отклики среди крымских экспертов.

Изучение словообразовательной структуры топонимов позволяет определить круг формантов, состав топоснов. Основным способом образования русского топонима является морфологический в аффиксальной его разновидности, что признано исследователями главным славянским топонимическим типом. Наиболее частотными трансформантами являются суффиксы –ов, -ев, -ин, а также суффиксы существительных ск, ка (с деминутивным значением)

Что касается заимствований топонимической лексики, то следует отметить, что не существует языка, свободного от иноязычных влияний, так как нельзя отрицать историческую перманентность культурного обмена между народами. Заимствование является наиболее характерной особенностью контактирования языков.

Гомогенность топонимической системы ведет к стиранию первоначальных языковых названий. Контакт неродственных языков ведет к интенсификации лексических заимствований, семантической интерференции в словах со сходным значением, изменением фонетической системы. Контактирование типологически разнородных языков приводит к их лексическому обогащению . Частотность использования заимствованных топонимов позволяет установить синхронные корреляции , продолжительность функционирования которых  определяется хронологическими рамками. Принципы реконструкции этого пласта подготовлены разработкой сравнительно-исторического метода.

Диахрония исходной формы восстанавливается на основании рядов соответствий, закономерностей фонетической и морфологической адаптации. Б.А. Серебренников указывает, что проблемы древних топонимических пластов путем лишь изучения их этимологии – не всегда эффективен [9]. Наиболее древний слой заимствований, не раскрываемый посредством современных языков, называют топонимическим субстрактом.

Современные топонимические заимствования (адстраты) мы относим к контактным лексическим заимствованиям. Данный слой адаптированных заимствований легко опознается.

Доадстратный слой топонимов характеризуется более глубокой адаптацией заимствований к языковой среде. Это субстрактные названия локативного и посессивного типов, существенно изменившие свой фонетико-морфологический облик и подвергшиеся переосмыслению. В изучении субстрактов привлекаются сведения о древнейших этнических миграциях и данных археологии. Число топонимов постоянно растет, некоторые бесследно исчезают и проявляются новые. Свидетельства письменных памятников дополняют наши сведения о топонимической системе на определенном синхронном срезе.

Сущность подхода к ретроспективному исследованию топонимов определяется принципами их синхронического и диахронического изучения. При наличии разных методов описания топонимов неизменным остается внимание к фонетической, морфолого-словообразовательной и семантической структуре топонима в плане синхронии и диахронии, особенностям адаптации в условиях взаимодействия контактирующих топонимических систем. При описании семантики заимствований следует учитывать степень варьирования названий, переход названия с одного объекта на другой и метафоризацию, факторы переосмысления.

Изучение топонимической лексики явилось толчком к совершенствованию традиционной методики лингвистического анализа, к появлению и модернизации существующих способов изучения словообразовательного состава. Так, теоретическое обоснование приемов этимологизацирования субстрактных топонимов, основанное на сравнительно-историческом методе, получило дальнейшее развитие в работах Ю.А. Карпенко и многих других [10]. Практические результаты объективно отразили перспективность выдвинутых способов установления этимона географических названий.

Морфемный анализ предполагает изучение способа организации слова , его членение на минимально значимые частицы – морфы, которые объединяются в морфемы, являющиеся по отношению друг к другу вариантами или алломорфами [12]. Морфемы ( префиксы, корни, суффиксы и флексии) выделяются на основании сопоставления слов, параллелизма частичных различий во внешнем звучании и значении слов и их форм. Сочетания двух и более суффиксов , суффиксов и флексий, а в заимствованных названиях и  рифмующихся финалей, в топонимике принято называть формантами. « Топоформанты – это суффиксы или равнозначные им служебные морфемы, используемые как средство топонимического словопроизводства»[13]. Конечной целью морфемного анализа, таким образом, является установление морфемного состава слова. При словообразовательном анализе должна ставиться задача установления способов и правил образования новых слов, описания словообразовательных типов и моделей.

Разграничение морфемного и словообразовательного планов изучения топонимов обусловлено использованием  неодинаковых по содержанию приемов анализа, взаимно дополняющих друг друга, поскольку их целью является установление структуры слова. Словообразовательному анализу должен предшествовать  морфемный анализ, глубина и объективность которого имеют решающее значение в определении этимона, что собственно показательно на примере субстрактной топонимии.

Разложение слова на морфемы  проводится на синхроническом уровне, но оно потенциально не может быть диахроническим, так как невозможно отрицать историческое формирование морфемного состава производного названия. В то же время диахронический и синхронический аспекты словообразовательного анализа  строго разграничиваются уже потому, что необходимо различать, по словам Г.О. Винокура, разные эпохи языка и не смешивать живые словообразовательные отношения с мертвыми [14]. Несомненно, факты словообразовательной эволюции важны как для исторической, так и для современной морфологии.

Таким образом, в терминах «структурно-описательный, структурно-грамматический, структурный методы» содержатся разноаспектные явления: морфемно-словообразовательные и морфолого- грамматические. Преимущество, на мой взгляд, остается за термином «формантный метод», при котором анализ слова производится на уровне формантов, представляющих собой аффиксальные комплексы , в том числе и априорно выделяемые повторяющиеся сегменты. С помощью формантного анализа оказалось возможным выделение русских словообразовательных топонимических моделей , а также топонимических типов, сложившихся в условиях межъязыковых контактов [11].


Библиографический список
  1. Мурзаев Э.М. Очерки топонимии. М.: Мысль, 1974.
  2. Горпинич В. А. Оттопонимическое словообразование в украинском языке. Киев. 1974. С. 8.
  3. Суперанская А. В.  Апеллятив – онома // Имя нарицательное и собственное. М., 1978. С. 29.
  4. Бондалетов В.Д. Русская ономастика. М., 1983. С. 29.
  5. Белецкий А.А. Лексикология и теория языкознания (ономастика). Киев. 1972. С. 18.
  6. Никонов В.А. Введение в топонимику. М.: Наука. 1965.
  7. Суперанская А.В. Подольская Н.А. Общая терминология. Вопросы теории. Изд.2.1999.
  8. Руденко Д.И. Имя в парадигмах философии и языка. Харьков, 1990.
  9. Серебренников Б.А. Почему трудно разрешить проблему происхождения верхних слоев русской топонимии?//ВЯ.1970.№1.
  10. Карпенко Ю.А. История этимологического метода в отечественной топонимике// Развитие методов топонимических исследований. М.: Наука. 1970.
  11. Фролов Н.К. Топонимика и этнонимика // Избранные работы по языкознанию. Тюмень: Изд-во ТГУ. 2005. С. 137 – 154.
  12. Земская Е.А. Современный русский язык. Словообразование. М.: Наука.1973.
  13. Матвеев А.К. Значение принципа семантической мотивированности для этимологизации субстрактных топонимов //  Этимология. М.: Наука. 1969.
  14. Винокур Г.О. Заметки по русскому словообразованию // Избранные работы по русскому языку. М.: 1959.
  15. Никонов В.А. Этнонимия // Этнонимы. М., 1970. С. 6.
  16. Э.М. Мурзаев. Русская ономастика и ономастика России. М.: Школа-Пресс,1994.


Все статьи автора «Колесник»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: