УДК 811.511.152

СПЕЦИФИКА СЛОЖНОГО СИНТАКСИЧЕСКОГО ЦЕЛОГО С ЦЕПНОЙ СВЯЗЬЮ В ПРОЗЕ К.Г. АБРАМОВА

Водясова Любовь Петровна
Мордовский государственный педагогический институт

Аннотация
В статье рассматривается сложное синтаксическое целое (ССЦ), компоненты которого объединены цепной (последовательной) связью. Материалом для анализа послужили произведения Народного писателя Мордовии К.Г. Абрамова. Цепные связи квалифицируются по структурной соотнесенности, иными словами, по тому, какие члены смежных предложений соотносятся между собой, образуя модели («подлежащее – подлежащее», «подлежащее – дополнение», «дополнение – дополнение» и т.п.), и по способу выражения этих моделей. В одних случаях они имеют четкое структурное и внешнее оформление, в других – ослаблены, стерты из-за пропуска звена в структурной схеме.

Ключевые слова: Абрамов Кузьма Григорьевич, сложное синтаксическое целое


THE SPECIFICITY OF THE COMPLEX SYNTACTIC UNIT OF A SERIAL COMMUNICATIONS IN THE PROSE OF K.G. ABRAMOV

Vodyasova Lyubov Petrovna
Mordovian State Pedagogical Institute

Abstract
The article is a complex syntactic unit, the components of which are serial communications. Material for analysis were the works of the national writer of Mordovia K.G. Abramov. The serial communications are structural relevance, in other words, on what members of the related proposals related to forming a model ("subject – subject", " subject – addition ", "addition – addition", etc.), and on a way of expressing these models. In some cases, they have a clear structural and appearance, the other is loosened, erased because of a missing link in the organization chart.

Библиографическая ссылка на статью:
Водясова Л.П. Специфика сложного синтаксического целого с цепной связью в прозе К.Г. Абрамова // Филология и литературоведение. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2014/10/963 (дата обращения: 04.05.2017).

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта «Параметры текстообразования в художественном пространстве Народного писателя Мордовии Кузьмы Григорьевича Абрамова» (проект 13-14-13002).

Цепная (последовательная) связь, отмечает Г.Я. Солганик, – один из способов соединения самостоятельных предложений, отражающий специфику связи суждений и отвечающий природе предложения как законченной синтаксической единицы. В ней, подчеркивает исследователь, «следует различать две тесно взаимосвязанные стороны: внутреннюю, структурную, выражающуюся в устойчивых соотношениях членов соединяемых предложений («дополнение – подлежащее», «подлежащее – подлежащее», «дополнение – дополнение» и др.), и внешнюю, характеризующую средства выражения, воплощения этих синтаксических соотношений в речи (лексический  повтор, синонимическая лексика, местоимения)» [16, с. 58].

В соответствии с этим цепные связи в эрзянском языке можно квалифицировать по их структурной соотнесенности, т.е. по тому, какие члены смежных предложений соотносятся между собой, образуя  своеобразные  модели, пары («подлежащее – подлежащее», «подлежащее – дополнение», «дополнение – дополнение» и т.п.), и по способу выражения этих моделей. В прозе К.Г. Абрамова наиболее распространены следующие разновидности: Захар ваннызе кенкшенть, вешсь узере. Узеренть марто Олда кандызе викшнема тевензэяк … [4, с. 14] «Захар рассмотрел дверь, попросил принести топор. Вместе с топором Олда (Евдокия) принесла и свое вышивание …». Связь  компонентов ССЦ осуществляется соотношением «дополнение – дополнение». Способ оформления цепной связи: лексический повтор: узере «топор» – узеренть марто «с топором»; Лабырь Миколь … вастовсь Салдинэнь Елена марто. Авась озадо аштесь эзем прясо ды учось Найманов молиця [4, с. 55] «Лабырев Миколь (Николай) встретился с Салдиной Еленой. Женщина сидела на скамейке и ждала отправляющегося в Найманы». Структурный тип связи: «дополнение – подлежащее», способ    оформления – перифрастическая замена: Салдинэнь Елена марто «с Салдиной Еленой» – авась «женщина»; Полок лангсто сынст пелев вансь Степа. Сон сыргозсь аванзо лайшема вайгельденть [3, с. 175] «С полатей на них смотрел Степа. Он проснулся от причитывающего голоса матери». Структурный тип связи: «подлежащее – подлежащее», способ оформления – местоименная замена: Степа сон «он»; Чить следовательтне тусть Явлеев. Тов жо мельгаст Стропилкин саинзе Архип марто Ларькань [4, с. 297] «Днем следователи уехали в Явлей. Туда же за ними Стропилкин отправил Архипа с Ларькой (Илларионом)». Структурный тип связи: «дополнение (обстоятельство) – обстоятельство», способ оформления – местоименное наречие: Явлеев «в Явлей» – тов «туда»; Пахом Васильевич ашти столь экшсэ. Икелензэ газетат … [1, с. 27]  «Пахом Васильевич сидит за столом. Перед ним газеты …». Структурный тип связи: «подлежащее – обстоятельство», способ оформления – прономинализированный послелог: Пахом Васильевичикелензэ «перед ним» и т. д.

С принципами цепной (последовательной) связи в микро- и макротексте хорошо согласуется теория актуального членения предложения. Как известно, она рассматривает предложение в тесной связи с выражаемой им мыслью, с контекстом. Именно с этой точки зрения выделяются тема и рема. Тема – начало движения мысли, рема – ее основа, развитие. Но ведь движение, развитие мысли на этом не прекращается и, как правило, не исчерпывается одним предложением. Рема предыдущего предложения в последующем становится уже темой, данным, известным и требует новой ремы и т.д. Это продемонстрировали и рассмотренные нами примеры. Повторение слов в смежных компонентах ССЦ образует как бы «цепочку»: слово, заканчивающее первое предложение, начинает и следующее. При этом вначале оно, как правило, играет роль  ремы, или, во всяком случае, входит в группу ремы, во втором – оно тема.

Однако следует отметить, что эта формальная, грамматическая связь еще не обеспечивает сама по себе связности смежных предложений. Ср.: Мазый чувтось килеесь. Килей вакссо ашти церыне «Красивое дерево – береза. Рядом с березой стоит мальчик». Эти предложения содержат внешние показатели связи: килеесь «береза (эта)» – килей вакссо «рядом с березой», но они не связаны семантически и, следовательно, не составляют ССЦ. Иными словами, для объединения предложений в ССЦ, кроме грамматической консолидации, прежде всего, необходима их семантическая спаянность. При цепной (последовательной) связи мысль, высказанная в одном предложении, подхватывается в другом и увязывается в общую логическую цепь.

Надо признать тот факт, что цепная (последовательная) связь в некотором смысле близка подчинительной связи, соединяющей части сложноподчиненного предложения. В этом нетрудно убедиться, если сравнить компоненты в ССЦ и сложноподчиненные предложения, придаточная часть которых присоединяется к главной с помощью союзных слов, которые, как известно, выражаются относительными местоимениями или местоименными наречиями: Надя ютась масторо озазтнень юткова ды мольсь вальманть алов. Тесэ ульнесь ве ломанень кельгема тарка [2, с. 51] «Надя прошла между сидящими на полу и прошла под окно. Здесь было помещающее одного человека место». Связь этих компонентов ССЦ осуществляется с помощью местоименного наречия тесэ «здесь», оформляющего смысловое повторение части структуры первого предложения – обстоятельства вальманть алов «под окно». Первый компонент ССЦ распространяет второй, отношения между ними определительно-распространительные. Эта пара предложений легко преобразуется в сложноподчиненное предложение с придаточным определительным: Надя ютась масторо озазтнень юткова ды мольсь вальманть алов, косо ульнесь ве ломанень кельгема тарка «Надя прошла между сидящими на полу и прошла под окно, где было помещающее одного человека место».

Сравним еще: стрелецтнэ … седе ламо чарасть целовальникень кудонть перька. Тесэ чарыцятнеде вельть ламольть [6, с. 106] «… стрельцы больше крутились вокруг дома целовальника. Здесь крутящихся было очень много». Ср.: … чарасть целовальникень кудонть перька, косо чарыцятнеде вельть ламольть «… крутились вокруг дома целовальника, где крутящихся было очень много»; Кандранень весть кода-бути совась Дурнов Иван. Сон чуросто якси ломань кедьга ды, бути сыяк, ансяк тевень коряс [4, с. 180] «К Кандре (Кондратию) как-то раз зашел Дурнов Иван. Он редко ходит к людям и, если и придет, то только по делу». Ср.: … совась Дурнов Иван, кона чуросто якси ломань кедьга … «… зашел Дурнов Иван, который редко ходит к людям »; Никита воеводанть туемадо мейле Саранскоень крепостьсэнть ды ошсонть покшокс кадовкшнось стрелецэнь приказонь прявтось Полянской. Сонзэ пингстэ крепостьсэнть ды ошсонть ладось вельть лавшомсь [6, с. 180] «После отъезда воеводы Никиты старшим в крепости и городе Саранск оставался глава стрелецкого приказа Полянский. При нем в крепости и городе порядок сильно ослабел». Ср.:  … кадовкшнось стрелецэнь приказонь прявтось Полянской, конань пингстэ … ладось вельть лавшомсь «оставался глава стрелецкого приказа Полянский, при котором … порядок сильно ослабел»; Ве таркасо [Захаронь ды Татьяна Михайловнань] ютамо кист пиризе теинька ума. Явлеень руз леди пелюмасо … [1, с. 12] «В одном месте дорогу [Захару и Татьяне Михайловне] загородил узенький участок. Явлейский русский косит косой …». Ср.: … ютамо кист пиризе теинька ума, косо (конасонть) явлеень руз леди пелюмасо … «дорогу загородил узенький участок, где (на котором) явлейский русский косит косой …»; Владимир Петрович кевкстни Захаронь, сонсь жо ваны Елизавета Сергеевнань лангс. Тона мизолдозь панжизе вишка портфеленть, конань кирдсь куманжа лангсо, ды таргась папироса коробкине, но макссь ансяк вейке [1, с. 85] «Владимир Петрович спрашивает Захара, сам же смотрит на Елизавету Сергеевну. Та с улыбкой открыла маленький портфель, который держала на коленях, и достала коробочку с папиросами, но дала только одну». Ср.: … ваны Елизавета Сергеевнань лангс, кона мизолдозь панжизе вишка портфеленть … «смотрит на Елизавету Сергеевну, которая с улыбкой открыла маленький портфель …».

Во всех рассмотренных нами примерах представлен типичный случай цепной (последовательной) связи: часть структуры первого компонента в ССЦ (в сложноподчиненном предложении – главной части) становится частью структуры второго компонента (в сложноподчиненном предложении – придаточной части). Следовательно, среди групп смежных предложений есть такие, которые построены по структурной схеме сложноподчиненного предложения. Они вместе составляют синтаксические синонимы разноуровневых структур. Это положение достаточно легко подтвердить обратной   операцией – разделить одно сложноподчиненное предложение на две самостоятельные предикативные единицы: Ававтонть ды урьванть ютксо ушодовсь тюрема, кона мольсь наяв ды салава [4, с. 258] «Между свекровью и снохой началась борьба, которая велась наяву и тайком». Ср.: … ушодовсь тюрема. Сон мольсь наяв ды салава «… началась борьба. Она велась наяву и тайком»; Тишай стамбарнэ  саизе  …  суманенть, конасонть вельтнесь вензэ лангс [6, с. 46] «Тишай тихонечко взял … зипун, которым укрывался на ночь».  Ср.: … саизе … суманенть. Сонзэ эйсэ вельтнесь вензэ лангс «взял … зипун. Им укрывался на ночь»; Те ломанесь ледстизе тензэ [Гарузовнень] Ташков старшинанть, кона марто сон ульнесь немецень тылсэ [2, с.171] «Этот человек напомнил ему [Гарузову] старшину Ташкова, с которым он был в немецком тылу». Ср.: … ледстизе тензэ [Гарузовнень] Ташков старшинанть. Сонзэ марто сон ульнесь … «… напомнил ему [Гарузову] старшину Ташкова. С ним он был …»; Савсь молемс икелень калаця рядонтень, косо ней Явлеень бабинетне микшнить розь почтонь сюкорот, чиньжарамот [1, с. 68]  «Пришлось идти в прежний калачный ряд, где теперь явлейские бабушки продают пышки из ржаной муки, семечки». Ср.: … икелень калаця рядонтень. Тосо ней Явлеень бабинетне микшнить … «… в прежний калачный ряд. Там теперь явлейские бабушки продают пышки …».

Подобная структурная синонимия возникает в тех случаях, когда компоненты ССЦ соединены между собой с помощью личных местоимений третьего лица или же местоименных наречий, обладающих свойством замещения слов или словосочетаний из предыдущего предложения. Эти группы самостоятельных предложений структурно близки сложноподчиненным с придаточными определительными.

Другую группу структурных синонимов представляют ССЦ, компоненты которых близки сложноподчиненным предложениям с придаточными причины или следствия. В этом случае во второй единице не повторяется никаких слов из первой, в ней дается своеобразный вывод-объяснение тому, о чем говорится в начале ССЦ. Компоненты подобных единств обычно соединены между собой с помощью лексических средств связи (лексического повтора, синонимической или перифрастической лексики), наречий (чаще всего с этой целью используется местоименное наречие секс «потому», «поэтому»). Трансформация ССЦ в сложноподчиненное предложение производится  с помощью причинного союза секс мекс «потому что» или следственного секс «потому», «поэтому»: Сон [Васют] эзь аварде. Весе сельведтне, конат эрявсть валомс емазь мирденть  кисэ,  умок  уш  валозь  неть  кемень  иетнень перть … [3, с. 97] «Она [Васюта] не плакала. Все слезы, которые надо было  пролить из-за пропавшего мужа, давно уже были пролиты за эти десять лет …». Ср.: … эзь аварде, секс мекс весе сельведтне, конат эрявсть валомс …  «… не плакала, потому что все слезы, которые надо было пролить …»; Кудось аламодо чамсь, ялатеке кадовсть зярыя [церат]. Весе снартнесть мейсэяк лездамо [6, с. 104] «Дом немного освободился, однако оставалось несколько [мужчин]. Все хотели чем-нибудь помочь». Ср.: кадовсть зярыя [церат], секс мекс весе снартнесть … лездамо «… оставалось несколько [мужчин], поэтому что … все хотели … помочь»; Телень кувака чокшнетне Марюшанень ней эзть маряво кувакакс ды налкставтыцякс. Сынь ульнесть пештязь тевсэ [4, с. 241] «Долгие зимние вечера Марюше теперь не казались длинными и надоедливыми. Они были наполнены делами». Ср.: ней эзть маряво кувакакс ды налкставтыцякс, секс мекс ульнесть пештязь тевсэ «… теперь не казались длинными и надоедливыми, потому что были наполнены делами»; Казактне стрелецтнэнь коряс эрясть седе олясто. Ламо шкаст сынь ютавтсть слободасо, эсь кудова [6, с. 32] «Казаки по сравнению со стрельцами жили свободнее. Много [своего] времени они проводили в слободе, в своих домах». Ср.: эрясть седе олясто, секс ламо шкаст сынь ютавтсть слободасо, эсь кудова «жили свободнее, поэтому много [своего] времени они проводили в слободе, в своих домах»; Покровонь ярмонкась эрсиль сюпав сюросо ды скотинасо. Икелень шкане Кандра тей сакшныль колмо-ниле улавсо [1, с. 68]  «Покровская ярмарка была богата зерном и скотиной. В прежние времена Кандра (Кондратий) сюда приезжал на трех-четырех возах». Ср.: … ярмонкась эрсиль сюпав сюросо ды скотинасо, секс икелень шкане Кандра тей сакшныль … «… ярмарка была богата зерном и скотиной, поэтому в прежние времена Кандра (Кондратий) сюда приезжал …»; Кандра … сеске маризе прянзо одкстомозекс, ливчанякс, мерят, сявордсть лангстонзо комсешка иеть. Седеезэ кармась чавомо домкасто … [4, с. 317] «Кандра (Кондратий) … сразу почувствовал себя помолодевшим, гибким, словно свалили с него лет двадцать. Сердце [его] стало стучать глубоко ». Ср.: … маризе прянзо одкстомозекс, ливчанякс, мерят, сявордсть лангстонзо комсешка иеть, секс седеезэ кармась чавомо домкасто «… почувствовал себя помолодевшим, гибким, словно свалили с него лет двадцать, поэтому сердце [его] стало стучать глубоко …»; Шкась талай. Ужиндэ мейле солдаттнэ тантейстэ таргасть ды мадсть келей эзементень [2, с. 118] «Время позднее. После ужина солдаты от души (букв.: вкусно) накурились и легли на широкую лавку». Ср.: Шкась талай, секс  ужиндэ мейле солдаттнэ «Время позднее, после ужина солдаты …».

Однако не всякая группа смежных предложений, объединенных цепной (последовательной) связью, синонимична сложноподчиненным предложениям. Среди них есть и такие, которые близки сложносочиненным предложениям. После преобразования из двух предложений мы получаем одно сложносочиненное, предикативные части которого связаны соединительными или противительными союзами: Ушодовсь тонавтнемась. Читне пешкедсть тевде [7, с. 229] «Началась учеба. Дни заполнились делами». Ср.:  Ушодовсь тонавтнемась, ды читне пешкедсть тевде «Началась учеба, и дни заполнились делами»; Пиземетнеде мейле весе ульцясь раужо. Рудазось аламодо соркстась, кинть ланга теевсть каворькст – а молеваткак [2, с. 56] «После дождей вся улица черна. Грязь немного подсохла, на дорогах образовались глыбы и не пройдешь». Ср.: Пиземетнеде мейле весе ульцясь раужо, но рудазось аламодо соркстась «После дождей вся улица черна, но грязь немного подсохла …»; Паксяванть ловось, нама, а пек сэреель. Ялатеке сон сизевтинзе лишметнень [2, с. 136] «В поле снег, конечно, был не очень глубоким. Все равно он истомил лошадей». Ср.: … а пек сэреель, но ялатеке сон сизевтинзе лишметнень «… был не очень глубоким, но все равно он истомил лошадей»; Омбоце чистэ Олена ды Семенов тусть Арзамас ошканть якамо. Даниил попось кадовсь кудос [6, с. 222] «На другой день Олена и Семенов пошли ходить по городу Арзамасу. Поп Даниил остался дома». Ср. … Олена ды Семенов тусть Арзамас ошканть якамо, а Даниил попось кадовсь кудос «… Олена и Семенов пошли ходить по городу Арзамасу, а поп Даниил остался дома». Синонимия компонентов ССЦ сложносочиненным предложениям особенно заметна, если средством сцепления между ними выступает сочинительный  союз: Тонавтнемась кода-бути апак фатя сезизе паксядонть, аравтызе лия тевс. Ды ней маряви Захарнэнь: сон а се, мезекс ульнесь икеле [1, с. 12] «Учеба как-то незаметно оторвала [его] от поля, поставила на другую работу. И теперь кажется Захару: он не то, что был раньше». Ср.: <…> аравтызе лия тевс, ды ней маряви Захарнэнь <…> «<…> поставила на другую работу, и теперь кажется Захару <…>»; Марюша седейсэ чарькодизе церанзо ежонть, мольсь эйзэнзэ, вадяштызе прява. Но Петя сеске жо менсь аванть кедьстэ ды каподизе сумканть [1, с. 35–36] «Марюша сердцем почувствовала состояние сына, подошла к нему и погладила по голове. Но Петя сразу же вырвался из рук матери и схватил сумку». Ср.:  Марюша седейсэ чарькодизе церанзо ежонть, мольсь эйзэнзэ, вадяштызе прява, но Петя сеске жо менсь аванть кедьстэ <…> «Марюша сердцем почувствовала состояние сына, подошла к нему и погладила по голове, но Петя сразу же вырвался из рук матери <…>»; Захар арсезевсь Лизадо <…> Эзь удала тензэ эрямось. Лиснесь вейкень экшс – манявсь. Ней капши омбоценень [1, с. 86] «Захар задумался о Лизе <…> Не удалась ее жизнь. Вышла [замуж] за одного – ошиблась. Теперь торопится за другого». Ср.: Лиснесь вейкень экшс – манявсь, а ней капши омбоценень «Вышла [замуж] за одного – ошиблась, а теперь торопится за другого» и т.д.

В рассмотренных фрагментах компоненты ССЦ структурно синонимичны сложносочиненным предложениям с соединительными или противительными отношениями.

Как видим, сложное предложение и ССЦ имеют между собой много общего. Некоторые  исследователи  [12, с. 259;13, с. 91;  14,  с. 36;  15, с. 83] считают, что любой текст, содержащий ряд отдельных предложений, можно трансформировать в длинное предложение, а выбор между двумя вариантами построения сложного высказывания зависит от стилистических соображений, от модальности высказывания, от того, хочет ли автор выразить свою мысль дискретно или суммарно, т. е. от распределения логико-семантических акцентов в высказывании. На наш взгляд, это далеко не всегда так. Не следует считать, что компоненты ССЦ с цепной (последовательной) связью всегда близки или сложносочиненным, или сложноподчиненным предложениям [более подробно см. об этом в наших работах: 8; 9; 10; 11]. В большинстве случаев такой структурной синонимии не возникает: Ярсамодо мейле кавонест тусть Пелагея Ивановнанень. Сыре учительницась эрясь эсензэ кудосо, конань теекшнизе колхоз пенсияв туемадонзо икелев [2, с. 57] «После еды обе отправились к Пелагее Ивановне. Пожилая учительница жила в своем доме, который построил колхоз перед ее уходом на пенсию»; Кавонест ялгатне – Еремеич ды Пантелей – эрясть ськамост. Вейкенть низэ, омбоценть авазо кулость комсьвейкееце иень вачо шкастонть [7, с. 6] «Оба друга – Еремеич ды Пантелей – жили в одиночестве. У одного жена, у другого мать умерли во время голода двадцать первого года»; Уездэнь исполкомов кавто ялгатне сыргасть эрьвась эсензэ киява. Еремеич тусь поездсэ, Пантелей – лишмесэ [7, с. 13] «В уездный исполком два друга направились каждый своей дорогой. Еремеич поехал на поезде, Пантелей – на лошади»; Ломанесь велявтсь сонзэ пелев, стакасто стясь пильге лангс ды чатьмонезь учось, зярдо Канаев сы ваксозонзо. Те, нама, ульнесь Гарузов [2, с. 143] «Человек повернулся в его сторону, тяжело поднялся на ноги и молча ждал, когда канаев подойдет к нему. Это, разумеется, был Гарузов»; Полконь клубось ульнесь икелень оймсема кудонь зданиясо. А покшке залось пешксель ломанде [7, с. 131] «Полковой клуб был в здании бывшего дома отдыха. Небольшой зал был полон людьми»; Учомасо ютась недля, тусь омбоце. Те шканть перть Саранскоев кодаткак кулят эзть сакшно [6, с. 163] «В ожидании прошла неделя, пошла вторая. За это время из Саранска никаких новостей не приходило»; Пургазонь кудосо ней кавто ават. Рушань авась а сыре … [5, с. 223] «В доме Пургаза теперь две женщины. Мать Руши не старая ». Подобные компоненты ССЦ нельзя трансформировать ни в один из видов сложного предложения, между ними мысленно нельзя подставить ни сочинительные, ни подчинительные союзы или союзные слова.

Таким образом, способ трансформации компонентов ССЦ в одно сложное предложение убеждает нас в том, что цепная связь не тождественна ни сочинению, ни подчинению, хотя в отдельных случаях близка, синонимична им. Основными отличительными признаками ССЦ в сопоставлении со сложным предложением мы считаем раздельнооформленность; обязательность микротемы; многозначность средств межфразовой связи; наличие микроидеи (особого смысла); соответствие типовой матрице сложного синтаксического целого. Различение сложного синтаксического целого и сложного предложения, несмотря на то, что они обнаруживают довольно большое количество общих свойств, представляется нам принципиально важным, так как использование той или иной структуры отражает целеустановку писателя и выявляет его приоритеты при организации текста.

Вместе с тем в прозе К.Г. Абрамова встречаются такие последовательности компонентов ССЦ, которые не имеют ни внутренних, структурных, ни внешних, формальных, показателей связи: Чинзэ чоп Кандра ульнесь а ладсонзо. Ярмонкаванть якась, теке мезе-бути вешнесь. Розенть ды овчинатнень миинзе валске марто. Питне лангсо эзь аште … [1, с. 68] «Целый день Кандра (Кондратий) был не в себе. По ярмарке ходил, словно что-то искал. Рожь и овчину продал на рассвете. За ценой не стоял ». Второй-четвертый компоненты этого ССЦ представляют собой синсемантичные предложения, на что указывает порядок слов и форма глаголов-сказуемых. Эта группа предложений синонимична сложносочиненному предложению с соединительными отношениями. Поэтому это сочетание должно оформляться цепной (последовательной) связью, однако структурных показателей здесь нет. Мы имеем дело с эллипсисом второго-четвертого членов структурной схемы: подлежащее (Кандра «Кандра (Кондратий)») – подлежащее (сон «он»). Подобные недостаточные структурные схемы с незаполненной синтаксической позицией создают, с одной стороны, трудности в определении типа цепной связи, а с другой – дают возможность говорить о смысловом присоединении. Писатель их строит, исходя из своих стилистических предпочтений. Вербально не представленные синтаксические позиции придают тексту лаконизм, а также создают иллюзию разговорности, спонтанности высказывания в сочетании со спрессованностью, конденсированностью мысли.

В заключение, говоря о цепной связи между компонентами микро- и макротекста в прозе К.Г. Абрамова, следует отметить, что в одних случаях она имеет четкое структурное и внешнее оформление, в других же – ослаблена, стерта из-за пропуска звена в структурной схеме. Сами же компоненты текста, объединенные таким типом связи, представляют собой выразительные и изысканные структуры. Они, благодаря последовательно развертывающимся повторам, которые крепко «спаивают» компоненты единства и создают впечатление почти зрительных образов, рассчитаны на художественный эффект. Повторяющиеся слова меняют от фразы к фразе свою синтаксическую роль как члены предложения, повторяющиеся синтагмы или синтаксические сочетания частично варьируют свой состав.


Библиографический список
  1. Абрамов К.Г. Ломантне теевсть малацекс = Люди стали близкими: роман. Саранск, 1961. 428 с. Мордов.-эрзя яз.
  2. Абрамов  К.Г.   Качамонь  пачк = Сквозь дым:  роман. Саранск, 1964. 556 с. Мордов.-эрзя яз.
  3. Абрамов, К. Г. Эрзянь цера = Сын эрзянский: роман. Кн. 1. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1971. 330 с. Мордов.-эрзя яз.
  4. Абрамов К.Г. Исяк якинь Найманов = Вчера ходил в Найманы: роман. Саранск: Мордов. кн. изд-во,  1987. 318 с. Мордов.-эрзя яз.
  5. Абрамов К.Г. Пургаз: роман-сказание. Саранск, 1988. 480 с. Мордов.-эрзя яз.
  6. Абрамов К.Г. Олячинть кисэ: Степан Разинэнь шкадо евтнема = За волю: сказание о временах Степана Разина. Саранск, 1989. 416 с. Мордов.-эрзя яз.
  7. Абрамов  К.Г.  Кочказь  произведеният:  колмо  томсо.  3-це  том = Собрание сочинений: в 3 т. Т. 3: рассказы и пьесы. Саранск: Мордов. кн. изд-во,  2004. 720 с. Мордов.-эрзя яз.
  8. Водясова Л.П. Средства создания связности текста в современном эрзянском языке: монография; Мордов. гос. пед. ин-т. Саранск, 2012. 228 с.
  9. Водясова Л.П. Лингвистические сигналы начала и конца сложного синтаксического целого в современном эрзянском языке // Гуманитарные науки и образование. 2012. № 3 (11). С. 76–79.
  10. Водясова Л.П. Сложное синтаксическое целое как основная единица микротекста в прозе К. Г. Абрамова: монография; Мордов. гос. пед. ин-т. Саранск, 2013. 115 с.
  11. Водясова Л.П. Структура и функциональная направленность сложного синтаксического целого с номинативным зачином в прозе к. Г. Абрамова // Гуманитарные науки и образование. 2014. № 3 (19). С. 83–85.
  12. Дейк, Тойн А. ван. Вопросы прагматики текста // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 8. М., 1978. С. 259–332.
  13. Зильберман Л.И. Структурно-семантический анализ текста: пособие по обучению чтению. М., 1982. 142 с.
  14. Рогова  К.А. Синтаксические особенности публицистической речи. Л., 1975. 72 с.
  15. Сгалл В.К. К программе лингвистики текста // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 8. М., 1978. С. 79–88.
  16. Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. М., 1973. 216 с.


Все статьи автора «Водясова Любовь Петровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: