УДК 811.512.19’374

ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИЕ РАЗРАБОТКИ ПОЛИСЕМАНТИЧНЫХ СЛОВ В КРЫМСКОТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ

Билялова Сурие Серановна
ГБОУВО Республики Крым «Крымский инженерно-педагогический университет»
аспирант кафедры крымскотатарского и турецкого языкознания

Аннотация
В статье рассмотрены вопросы, связанные с полисемией слова в крымскотатарском языке. В частности затрагивается проблема лексикографирования многозначных слов. В ходе исследования определены основные принципы отражения многозначности в словарях крымскотатарского языка.

Ключевые слова: лексико-семантический вариант, лексикографирование, лексическое значение, многозначность, полисемия, семантическая структура


LEXICOGRAPHICAL ELABORATIONS OF POLYSEMANTIC WORDS IN CRIMEAN TATAR LANGUAGE

Bilyalova Surie Seranovna
Crimean Engineering and Pedagogical University
post-graduate student of the Department of the Crimean Tatar and Turkish Linguistics

Abstract
The article deals with word polysemy in the Crimean Tatar language. In particular, it addresses the issue of multiple-meaning words in lexicography. The study identifies the main principles of polysemy reflection in the Crimean Tatar language dictionaries.

Keywords: lexical-semantic variant, lexicography, multiple meaning, polysemy, semantic structure


Библиографическая ссылка на статью:
Билялова С.С. Лексикографические разработки полисемантичных слов в крымскотатарском языке // Филология и литературоведение. 2015. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2015/08/1635 (дата обращения: 01.05.2017).

Нельзя не согласиться с тем, что язык непрерывно связан с культурой народа, с его историей. Любые исторические процессы, несомненно, накладывают свой отпечаток и на лексическом составе языка. Немало сфер крымскотатарского языкознания до сих пор остаются актуальными и нуждаются в детальном исследовании.

Многие слова в языке имеют более одного значения, то есть являются многозначными. Таким образом, многозначность, или полисемия – это наличие у слова одновременно нескольких взаимосвязанных между собой лексико-семантических вариантов. Большая часть языковедов считают что, основной причиной развития полисемии является стремление языка к экономии языковых средств. Так как, язык развивается и часто сталкивается с потребностью номинации тех или иных предметов, признаков, явлений и т.д. Однако здесь необходимо согласиться с В. В. Виноградовым, который утверждал, что ресурсы даже самого богатого языка ограничены [4, с. 22].

Проблеме многозначности слова посвящены исследования многих языковедов, в том числе и тюркологов. В общем языкознании над многозначностью работали такие лингвисты как Л. Е. Антонникова, О. Е. Вороничев, Г. А. Мелконян, М. П. Муравицкая, А. И. Ольховская, С. Ульманн, и др. [1, 5, 11, 14, 15, 19]. В тюркологии вопросами полисемии занимались Д. Ш. Батымурзаева, С. Р. Биджиева, Ж. М. Гузеев, С. Омуралиева, и т.д. [2, 3, 6, 16]. Несмотря на то, что полисемия глубоко и тщательно изучена в отечественном и мировом языкознании, она является одной из традиционных проблем семантики языка. Так и в крымскотатарском языкознании проблема многозначности слова по-прежнему остается мало изученной в теоретическом и в практическом плане. В частности проблемной областью остается определение основных принципов лексикографирования полисемантичных слов в словарях крымскотатарского языка. В то же время разграничение компонентов семантической структуры слова, порядок их размещения в словарной статье существенны при изучении содержательной стороны языка [4, с. 5]. До настоящего времени были рассмотрены лишь отдельные вопросы полисемии. Так А. М. Меметов в своей работе «Земаневий къырымтатар тили» [13] дает определение полисемии. В учебнике, подготовленном такими лингвистами, как К. А. Усеинов, Э. С. Ганиева, Н. С. Сейдаметова [10], явление полисемии изучается более подробно. Авторы дают определение полисемии, отмечают, что конкретное значение полисемантичного слова проявляется только в контексте, объясняют, что одной из причин возникновения полисемии является переносное значение слова, указывают типы связей между значениями полисемантизма, а именно радиальную, цепочечную и радиально-цепочечную полисемию.

С. М. Усеиновым проделана значительная работа в области составления двуязычных словарей, но, к сожалению, до сегодня еще не создан систематизированный свод словарного состава крымскотатарского языка. Выявление полисемантичных слов, анализ их лексических значений, их типов способствует раскрытию смысловой структуры языка. Состав значений полисемантичного слова и семантическая связь между ними наиболее точно отображается в толковых словарях, нежели в двуязычных. Так как составлению данного вида словарей предшествует долгая и кропотливая работа по сбору материала и составлению картотеки, содержание которой исследователь глубоко и тщательно изучает, подбирает к каждому значению примеры и лишь, затем определяет основное, производное и переносное значения. По причине отсутствия толкового словаря крымскотатарского языка анализ лексикографических разработок полисемантичных слов может быть произведен лишь на основании существующих двуязычных словарей, а также примеров из художественной и научно-публицистической литературы [6, с. 19].

По мнению Г. А. Мелконян «главная особенность слова как основной единицы языка – способность соотноситься с внеязыковыми явлениями и их эволюцией» [11]. То есть полисемия является процессом, в результате которого слово из однозначного может перейти в многозначное и, наоборот, из многозначного в однозначное. Таким образом, полисемия явление, которое непрерывно прогрессирует и тем самым затрудняет процесс полного выявления лексических значений многозначного слова.

«Лексикографическая характеристика некоторых групп лексических единиц в толковых словарях современных тюркских языков не всегда удовлетворительна», – утверждает Ж. М. Гузеев [6, с. 19]. Исследователи работают над лексикографической разработкой многозначного слова, однако многие из них при отражении даже двух значений слова очень часто не последовательны, ошибаются в определении основного и производного значений слова. По мнению Ж. М. Гузеева наиболее удачно порядок размещения значений слова осуществляется в толковых словарях татарского, а так же карачаево-балкарского языков. Первым отражается основное значение слова, за ним по порядку следуют обусловленное, переносное, стилистически окрашенное, специальное (научно-техническое, профессиональное), диалектное, наименее употребляемое значения [6, с. 22].

С. Омуралиева утверждает что, «внутри словарной статьи значения следует располагать от более старого к более новому, от конкретного к абстрактному, от прямого к переносному, от общеупотребительного, общераспространенного – к малоупотребительному, учитывая логико-генетическую общность сем» [16, с. 25].

Результатом и целью словарного описания полисемии является разработка логичной, целостной и адекватной семантической структуры слова [15]. Таким образом, для полного раскрытия семантической стороны многозначного слова необходимо изучить его содержание; применяя дистрибутивный метод анализа, составить картотеку собранного материала; изучив полученные результаты, выявить все возможные значения полисемантизма. После чего, руководствуясь принципом иерархизации, выстраивается семантическая структура многозначного слова.

Как известно, слово имеет основное, обусловленное и переносное значения, которые необходимо располагать в словарной статье по определенному принципу. Основным, или его еще называют ведущим, принято называть значение, которое непосредственно связано с обозначаемым предметом и является ядром, на которое опираются обусловленное и переносное значения. Обусловленным и переносным являются значения, которые исходят от основного и обозначают предмет посредством ассоциаций. Переносные значения слов так же возникают и в результате переноса названия с одного явления действительности на другое на основании сходства, общности их признаков, функций и т.д.

При определении компонентов семантической структуры особое значение имеет дистрибуция слова. Так как в зависимости от контекста одно и то же слово может иметь различные значения. Особенно важен контекст при определении переносного значения полисемантизма. Ведущим значением слова агъыз в крымскотатарском языке является «полость между верхней и нижней челюстями, снаружи закрытая губами» [18, с. 1716]. Слово агъыз имеет также обусловленные значения, определяемые дистрибутивным методом. Так в предложении – Ильяс джебинден корюнип тургъан ракъы шишесини чыкъарып, ачты ве башыны котерип, агъзына тёкип башлады.Ильяс достал выглядывающую из кармана бутылку водки, открыл и, опрокинув голову, стал заливать ее в рот [22, с. 10] – слово агъыз выражает ведущее значение. А в предложении – «Кёрнынъ къыдыргъаны эки козь», деп мен торбачыгъымнынъ агъзыны чезмеге башладым. – Приговаривая «все что нужно слепому – два глаза», я стал развязывать отверстие в мешке [22, с. 30] – обусловленное значение и обозначает отверстие в верхней части мешка.

Семантическая структура многозначного существительного табакъ в крымскотатарско-русском словаре отображается следующим образом: табакъ 1. лист (бумаги, жести, тетради); 2. поднос; 3. чаша весов [9, с. 21]. Как видим, автор ведущим определил значение «лист (бумаги, жести, тетради)». Онынъ къолунда бир къач табакъ, машинканен язувлы кягъыт бар эди. – В руках она несла несколько напечатанных на машинке листов [21, с. 10]. Однако, в слове табакъ мы предлагаем ведущим обозначить второй лексико-семантический вариант, а именно, значение «поднос», так как с помощью дистрибутивного метода нами установлено, что оно используется чаще остальных значений и первым отражается в сознании. А значит, в словарной статье должно указываться первым. Как например в этом предложении: Гульзар буюк джез табакъ устюнде тютеп тургъан джезве, шекерлик, оймакъ киби кичкене фильджанчыкъларны буюк сакътлыкънен котерип келе. – Гульзар осторожно поставила на стол поднос с дымящейся туркой, сахарницей, и маленькими, словно наперстки, чашками [21, с. 47]. Следовательно, словарная статья слова должна выглядеть так: табакъ 1. металлическая (или из другого твердого материала) плоскость, лист с загнутыми к верху краями для переноски посуды, для подачи еды на стол [18, с. 1342]; 2. округлый сосуд весов; 3. тонкий плоский кусок, пласт какого-н. материала (бумаги, железа, тетради) [18, с. 807]. Все же указывать ведущее значение ввиду его малоупотребительности, после обусловленного было бы неправильно, оно хоть и несколько устаревшее, но главное, так как обозначает материал, из которого изготовляется поднос, и кроме этого, «поднос» значение обусловленное, то есть образовано на основе сходства с тонким плоским листом.

Учитывая мнения исследователей относительно принципа лексикографирования явления многозначности, наиболее правильным можно считать следующий пример иерархизации компонентов семантической структуры многозначного слова:

1)      сбор примеров компонентов семантической структуры слова;

2)      путем дистрибуции слова выявление возможных значений многозначного слова;

3)      иерархизация компонентов полисемантизма.

Так слово богъаз в словаре С. М. Усеинова имеет следующие значения: 1. горло; 2. горловина, горлышко; 3. геогр. пролив; залив; 4. перевал; 5. дуло, жерло (пушки) [8, с. 145]. Учитывая лексико-семантические варианты слова богъаз, указанные С. М. Усеиновым и значения выявленные нами при анализе примеров из художественной литературы методом дистрибуции, семантическая структура многозначного слова должна выглядеть примерно так: богъаз 1. передняя часть шеи [18, с. 324]; 2. отверстие в верхней части бутылки, кувшина и т.д.; 3. дуло (пушки); 4. геогр. наиболее низкое место в горном хребте, доступное для перехода [18, с. 1246]; 5. геогр. узкое водное  пространство, разделяющее участки суши и соединяющее смежные водные бассейны или их части [18, с. 1536]. Таким образом, полисемантизм богъаз имеет основное, два обусловленных и два специальных значения.

Слово къапакъ в вышеуказанном словаре имеет следующие лексико-семантические варианты: къапакъ 1. крышка; 2. ставня; 3. заслонка; 4. тиз ~ анат. надколенник [8, с. 353]. При сборе фактического материала по данному полисемантизму был выявлен еще один лексико-семантический вариант. Оларнынъ озьлерини сыкъмай отургъанларыны корип, тынчлана, сонъ яваштан джевиз къабугъына ошагъан козь къапакъларыны юма. – Видя их спокойствие, она расслабилась и осторожно закрыла веки, похожие на ореховую скорлупу [21, с. 57]. Слово къапакъ имеет значение «подвижная кожная складка, закрывающая глазное яблоко» [18, с. 153]. Исходя из этого, предлагаем в словарной статье раскрыть семантическую структуру многозначного слова къапакъ следующим образом: къапакъ 1. верхняя часть какого-либо сосуда, коробки, ящика и т.д., закрывающая верхнее отверстие данного предмета; 2. «подвижная кожная складка, закрывающая глазное яблоко» [18, с. 153]; 3. створка, прикрывающая окно изнутри; 4. железный щит, прикрывающий отверстие в печной трубе; 5. тиз ~ анат. надколенник.

Вышесказанное еще раз подтверждает, что семантическая структура многозначных слов может расширяться при выявлении новых лексико-семантических вариантов, то есть как упоминалось ранее, полисемия это непрерывно прогрессирующий процесс. Именно, поэтому при лексикографировании полисемантичных слов возникает немало трудностей. Очень часто составители словарей не последовательны в расположении значений полисемантизма. Вследствие анализа лексикографической разработки полисемии в крымскотатарском языке, считаем целесообразным составление словаря многозначных слов, в котором бы были разработаны наиболее правильные и точные критерии иерархизации лексико-семантических вариантов многозначного слова.


Библиографический список
  1. Антонникова Л. Е. Переходный класс явлений между полисемией и омонимией : автореф. дис. …канд.филол.наук : 10.02.04 / Л. Е. Антонникова. – Одесса, 1998. – 17 с.
  2. Батымурзаева Д. Ш. Многозначность именных и глагольных основ в кумыкском языке : дис. … канд. филол. наук : 10.02.02 / Батымурзаева Диана Шахбутдиновна. – Махачкала, 2005. – 145 с.
  3. Биджиева С. Р. Многозначность имен существительных в карачаево-балкарском языке и ее лексикографическая разработка : дис. … канд. филол. наук : 10.02.02 / Биджиева Сульфруз Рашидовна. – Карачаевск, 2001. – 171 с.
  4. Виноградов В. В. Русский язык (Грамматическое учение о слове) / В. В. Виноградов. – М. : Рус.яз., 2001. – 720 с.
  5. Вороничев О. Е. Об омонимии и смежных явлениях / О. Е. Вороничев //  Русская речь. – 1999. – №6. – С.43-52.
  6. Гузеев Ж. М. Лексикографическая разработка многозначных слов и генетически родственных омонимов в толковых словарях тюркских языков / Ж. М. Гузеев // Советская тюркология. – 1982. – №2. – С.19-33.
  7. Задорожный М. И. О границах полисемии и омонимии / М. И. Задорожный. – М. : Изд-во Московского ун-та, 1971. – 71с.
  8. Крымскотатарско-русско-украинский словарь. Часть 1 / Сост. С. М. Усеинов. – Симферополь : Издательство «Оджакъ», 2006. – 416 с.
  9. Крымскотатарско-русско-украинский словарь. Часть 3 / Сост. С. М. Усеинов. – Симферополь : Издательство «Оджакъ», 2006. – 430 с.
  10. Къырымтатар тили. Фонетика. Лексикология. Фразеология / К. А. Усеинов, Э. С. Ганиева, Н. С. Сейдаметова. – Симферополь : Сонат, 2001. – 234 с.
  11. Мелконян Г. А. Динамика полисемии и омонимии в русском языке и ее лексикографическая интерпретация [Электронный ресурс] / Г. А. Мелконян // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 2. Филология и искусствоведение. – 2007. – № 2. – Режим доступа: http://cyberleninka.ru /article/n/dinamika-polisemii-i-omonimii-v-russkom-yazyke-i-ee-leksikografich eskaya-interpretatsiya.
  12. Меметов А. М. Об омонимии в крымскотатарском языке / А. М. Меметов // Советская тюркология. – 1977. – № 4. – С. 88-95.
  13. Меметов А. М. Земаневий къырымтатар тили. Учебное пособие / А. М. Меметов. – Симферополь : Крымгосучпедгиз, 2006. – 320 с.
  14. Муравицкая М. П. Некоторые вопросы полисемии / М. П. Муравицкая // Материалы для спецкурсов и спецсеминаров по лексикологии. – К. : Изд-во Киевского ун-та, 1964. – 226 с.
  15. Ольховская А. И. Лексическая многозначность в общелингвистическом и лексикографическом рассмотрении : автореф. дис. … канд. филол. наук : 10.02.01/ Александра Игоревна Ольховская. – Москва, 2013. – 25 с.
  16. Омуралиева С. Многозначность слов в современном киргизском языке и её лексикографические разработки в современной киргизской лексикографии : автореф. дис. … канд. филол. наук : 10.02.02 / С. Омуралиева. – Фрунзе, 1979. – 30 с.
  17. Саттарова З. М. Омонімія та полісемія в сучасній кримськотатарській мові / З. М. Саттарова // Вісник Київського національного університету імені Тараса Шевченка. Східні мови та літератури. – Киев. – 2001. – № 6. – С. 37-41.
  18. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов / С. И. Ожегов, Н. Ю. Юльевна Шведова. – М. : ООО «А Темп», – 2006. – 7848 с.
  19. Ульман С. Семантические универсалии / С. Ульман // Новое в лингвистике. Вып. V. Языковые универсалии. – М. : Изд-во лит. на иностр.яз. – 1970. – С. 250-299.
  20. Юлдашев А. А. Принципы составления тюркско-русских словарей / А. А. Юлдашев. – М. : Наука, 1972. –416 с.
  21. Амит Э. Сыгъын чокърагъы. Повесть ве икяелер / Э. Амит. – Ташкент : Эдебият ве саньат нешрияты, 1982. – 248 с.
  22. Муедин Р. Ана къайгъысы. Икяелер / Р. Муэдин. – Симферополь : «Таврия», 1995. – 208 с.


Все статьи автора «suriye»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: