УДК 811. 512. 19:81'367.623

СЛОЖНЫЕ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ В КРЫМСКОТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ

Асанова Зера Ариповна
Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Республики Крым «Крымский инженерно-педагогический университет»
преподаватель кафедры крымскотатарского и турецкого языкознания

Аннотация
Статья посвящена проблеме сложных прилагательных в крымскотатарском языке. Выявлены следующие способы образования сложных имен прилагательных: 1) сложение основ (словосложение), 2) лексикализация словосочетания (иногда в сочетании с аффиксацией). В результате исследования установлено, что сложные прилагательные в крымскотатарском языке характеризуются двумя типами семантических отношений объединяемых основ. Выделяют сложные прилагательные с сочинительными отношениями компонентов и сложные прилагательные с подчинительными отношениями компонентов.

Ключевые слова: крымскотатарский язык, лексикализация, модели сложных прилагательных, словосложение, сложные прилагательные, типы сложных прилагательных


COMPOUND ADJECTIVES IN THE CRIMEAN TATAR LANGUAGE

Asanova Zera Aripovna
State Budget Educational Institution of Higher Education of Republic of Crimea “Crimean Engineering and Pedagogical University”
Crimean Tatar and Turkish Linguistics department

Abstract
The article discusses the compound adjectives in the Crimean Tatar language. The study identifies following methods of the complex adjectives formation: 1) stems composition (compounding), 2) phrase lexicalization (sometimes in combination with affixation). The study found that the compound adjectives in the Crimean Tatar language are characterized by two types of semantic relations of bases united. There are compound adjectives with coordinative relations of components and compound adjectives with subordinative relations of components.

Keywords: compound adjectives, compounding, lexicalization, models of compound adjectives, the Crimean Tatar language., types of compound adjectives


Библиографическая ссылка на статью:
Асанова З.А. Сложные прилагательные в крымскотатарском языке // Филология и литературоведение. 2015. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2015/05/1439 (дата обращения: 03.05.2017).

Актуальность темы. В крымскотатарском языкознании до сих пор не выработаны чёткие критерии, отличающие сложные слова от сходных с ними языковых единиц – свободных синтаксических словосочетаний и фразеологических выражений. Как известно, семантика сложного слова определяется семантикой составляющих его основ и типами отношений между ними. Для того, чтобы выявить значение сложного слова, важно установить тип отношений между его компонентами. Интерес к проблеме соотношений между компонентами сложного слова в лингвистике возник давно, однако на сегодняшний день данный вопрос остается актуальным и малоизученным в крымскотатарском языкознании.

Целью данной статьи является описание и исследование основных вопросов способов образования, типов семантических соотношений объединяемых основ сложных прилагательных в крымскотатарском языке.

Анализ исследований и публикаций. Структуре сложных слов в крымскотатарском языке посвящён ряд исследований [1; 2; 3; 4; 5]. В работе Р. А. Берберовой [6] изучены в сопоставительном аспекте особенности парных слов, а также приведена классификация сложных слов, взятая за основу в данной статье. Ранее сложные прилагательные не были объектом отдельного исследования.

Изложение основного материала.

Сложные имена прилагательные составляют 18 % от общего числа имён прилагательных: джынбаш ‘взлохмаченный’, акъылдане ‘умный’, алчакъгонъюлли ‘скромный’, мавыкозь ‘синеглазый’, ачыкъкозь ‘бдительный’, джалпыкъулакъ ‘вислоухий’.

Преобладающие типы словосложения неодинаковы для языков разного типа. По способу соединения компонентов выделяются атематическое словосложение (непосредственное соединение корней или основ, напр.: крт. эмексевер ‘трудолюбивый’) и тематическое словосложение, которое для крымскотатарского языка не характерно.

В крымскотатарском языке сложные прилагательные  образуются в основном словосложением – морфологическим соединением двух или более корней (основ). Словосложение занимает промежуточное положение между морфологическим и синтаксическим способами соединения единиц языка, поэтому оно обладает чертами и того и другого.

Способом лексикализации в крымскотатарском языке образован и образуется ряд сложных прилагательных. В тюркологии этот способ образования сложных слов малоизучен. Чаще всего в исследованиях процесс лексикализации описывается как «переход словосочетания в сложное слово при одновременной его аффиксации» или «словосложение в сочетании с аффиксацией».

Лексикализация, по определению В. Н. Ярцевой, – это «превращение элемента языка (морфемы, словоформы) или сочетания элементов (словосочетания) в отдельное знаменательное слово или в другую эквивалентную ему словарную единицу (например, во фразеологизм). Частными случаями лексикализации является <…> превращение словосочетания в слово: «спасибо» из спаси бог, «умалишённый», «заблагорассудится» [7].

Лексикализованные синтаксические единицы характеризуются смысловым сращиванием, фонологической и, в ряде случаев, оформлены как единое целое графическим обликом (в крымскотатарском языке орфография подобных сложных слов не унифицирована), способностью выступать как отдельный член предложения.

Согласно мнению С. М. Еникеевой, одним из наиболее типичных функциональных проявлений лексикализации является также адъективация. Лексическое значение адъективированной синтаксической единицы указывает на признак. Уподобившиеся именам прилагательным образования характеризуются наличием грамматического значения данной части речи, синтаксической функцией определения или именной части сказуемого [8]. Указанный процесс прослеживается и в крымскотатарском языке, напр.: тасиль алгъан ‘обучающийся’, тарир олгъан ‘отредактированный’.

В зависимости от характера смыслового сращения лексикализованные единицы подразделяются на семантически прозрачные (узун бойлу ‘высокий’ (букв. ‘высокого роста’), сары сачлы ‘светловолосый’ (букв. ‘с жёлтыми волосами’) и идиоматизированные (тавшан юрекли ‘очень трусливый’, букв. ‘с заячьим сердцем’).

Лексикализованные единицы могут быть семантически мотированы и немотированы. В структуре образований с мотивированным значением появляются дополнительные семы. Например, в крымскотатарском языке мантыкъкъа уйгъун ‘явный, очевидный факт’ имеет дополнительную сему признака ’логичный’, мантыкътан тыш ‘вне логики’ имеет дополнительную сему признака ‘бессмысленный’.

Среди семантически немотивированных многокомпонентных лексем в крымскотатарском языке можно выделить сложные прилагательные, значение которых формируется в процессе различных семантических переосмыслений. К ним, например, относится метафорический перенос: къызматабан (къызма ‘нагревание’ + табан ‘пятка’) ‘вспыльчивый, раздражительный’.

Среди лексикализованных синтаксических единиц есть ряд образований, в которых мотивация значения совсем не прослеживается, то есть значение лексикализованной единицы практически невозможно вывести из значений, входящих в словосочетание компонентов: таш юрекли ‘волевой, жестокий’.

Сложные прилагательные характеризуются двумя типами семантических соотношений объединяемых основ. В зависимости от этого выделяются сложные прилагательные: 1) с сочинительными отношениями – комбинация равноправных компонентов и 2) с подчинительными отношениями – комбинация компонентов, среди которых различаются синтаксически главные и зависимые (такое отношение компонентов может носить характер определения или дополнения). Сложные прилагательные с сочинительными отношениями основ представлены парными прилагательными и словами-повторами. Собственно сложные и составные имена прилагательные характеризуются подчинительными отношениями их компонентов.

Сложные прилагательные с сочинительными отношениями основ – более продуктивная модель образования сложных слов. Так, сложные прилагательные с сочинительной связью состаявляют 68 %, а с подчинительной – соответственно 32 %.

Сложные слова с сочинительным отношением, при котором оба компонента независимы друг от друга, делятся на две группы:

1) сложные прилагательные, в которых основа повторяется, удваивается: янъы-янъы ‘новый-новый’, буюк-буюк ‘огромный-огромный’, аджджы-аджджы ‘горький-горький’, ири-ири ‘большой-большой’, узун-узун ‘длинный-длинный’ и др.;

2) сложные прилагательные, образованные из основ двух независимо функционирующих слов одной и той же части речи: эль-алем ‘всемирный’, куль-виран ‘разрушенный’, тул-бекяр ‘вдовый’, къара-беяз ‘чёрно-белый’ и др.

В зависимости от характера первой основы сложных прилагательных с сочинительными отношениями выделяется несколько типов:

Тип «Adj + Adj» продуктивный. Его компонентами могут выступать не только корневые, но и аффиксальные прилагательные. Анализируемый тип имеет несколько моделей:

Модель «Adj (непроизв.) + Adj (непроизв.: акъ-къара  ‘бело-чёрный’, сагъ-селямет ‘здоровый, живой’ и др.

Модель «Adj (непроизв.) + Adj (произв.: ачыкъ-айдын ‘чёткий / ясный’, ят-ябан ‘чужой’ и др.

Модель «Adj (непроизв.) + Adj (-лы)»: ири-мучели ‘коренастый, огромный’, яш-мераметли ‘молодой, добрый’ и др.

Модель «Adj (-лы) + Adj (-лы)»: обалы-тёпели ‘холмистый, бугристый’, эсли-башлы ‘пожилой и др.

Модель «Adj (-ий) + Adj (-ий)»: техникий-икътисадий ‘технико-экономический’, тербиевий-сиясий ‘воспитательно-политический’ и др.

Модель «Adj (-ий) + Adj»: мемурий-территориаль ‘административно-территориальный’.

Модель «Adj + Adj (-ий)»: гъайры-къануний ‘незаконный’, социаль-сынфий ‘социально-классовый’.

Модель «Adj (-сыз) + Adj (-сыз)»: алсыз-такъатсыз ‘нищий’, битмез-тюкенмез ‘нескончаемый’ и др.

Сложные прилагательные, образованные по типу «N + N»: эль-алем ‘всемирный’, куль-виран ‘разрушенный’.

Тип «N + Adj (произв.)» .

Модель «N + Adj (-лы)»: эмен-чамлы ‘дубово-сосновый’, шан-шерефли ‘славный’ и др.

Модель «N + Adj (-ий)»: мал-маддий ‘материально-вещественный’, девлет-ичтимаий ‘государственно-социальный’ и др.

Тип «N + V»: мусафирсевер ‘гостеприимный’, коркъубильмез ‘бесстрашный’ и др.

Тип «V + V» имеет следующие модели.

Модель «V + V»: ур-патласын ‘губительный’.

Модель «V (отриц. ф.) + V (отриц. ф.: битмез-тюкенмез  ‘нескончаемый’.

Модель «Part (-къан / -гьан/ -ген) + Part (-ген / -гъан)»бакъкъан-девалагъан ‘лечивший’, танымагъан-бильмеген ‘незнакомый’ и  др.

Модель «имя действия (-ш) + имя действия (-ш)»: таныш-билиш ‘знакомый’.

Тип «предикативное слово (-лы) + предикативное слово (-лы)» наблюдается лишь в одном слове: барлы-ёкълы ‘незначительный’.

Тип «Adv + Adv». К этому типу образования относятся парные прилагательные русча-татарджа ‘русско-татарский’, къырымтатарджа-украиндже ‘крымскотатарско-украинский’ и др.

Прилагательные слова-повторы имеют следующие типы.

Тип «Adj + Adj».

Модель «Adj + Adj». янъы-янъы ‘новый-новый’, ири-ири ‘крупный-крупный’ и др.

Модель «Adj (-дан /-ден, -тан /-тен, -ге /-гьа /-е, -де) + Adj»: агъырдан-агъыр ‘тяжёлый-претяжёлый, очень тяжёлый’, балабандан-балабан ‘огромный-преогромный, очень большой’ и др.

Модель «Adj (-лы) + Adj (-сыз)»: дамлы-дамсыз ‘невкусный’, ягълы-ягъсыз ‘обезжиренный’ и др.

Тип «Adj + слово эхо»: дели-мери ‘придурковатый’, алакъ-булакъ ‘пёстрый’ и др.

Тип «усилительный слог + Adj».

Модель «усилительный слог + Adj»: бем-беяз ‘белый-белый’, бом-бош ‘пустой-пустой’ и др.

Модель «усилительный слог -ма, -ме + Adj»: дельме-тешик ‘изорванный’, къарама-къаршы ‘противоположный’.

В современном крымскотатарском языке имеется большое количество сложных прилагательных с подчинительными отношениями компонентов.

У имён прилагательных с подчинительным отношением составляющих основ компоненты, предшествующие опорному, имеют уточняющий характер, конкретизирующий содержание опорного компонента: эмексевер ‘трудолюбивый’ любящий труд, узакъурар ‘дальнобойный’ бьющий далеко.

Значительная часть сложных прилагательных с подчинительным отношением образована при помощи аффиксов от свободных словосочетаний: узун аякълы ‘длинноногий’, учь мучели ‘трёхчленный’, эки юзьлю ‘двуликий’ и др.

Можно выделить следующие типы сложных прилагательных с подчинительными отношениями:

Тип «N + N»: табакъбет ‘круглолицый’, къабакъбаш ‘бестолковый, безголовый’ и др.

Тип «Adj + N».

Модель «Adj + N (непроизв.)»: сафдиль ‘чистосердечный’, къыйыш бурун ‘кривоносый’ и др.

Модель «Adj + N (-лы)»: кок козьлю ‘голубоглазый’, узунаякълы ‘длинноногий’ и др. Сложные слова со значением «обладание предметом или свойством, обозначенным посредством компонентов сложного слова», являются общепризнанными в лингвистической литературе (ср. рус. широкоплечий, крт. кок козьлю ‘голубоглазый’, то есть ‘имеющий голубые глаза’) [9].

Тип «N + Adj». Представлен тремя моделями.

Модель «N (ярым) + Adj». Первый компонент, как правило, является связанной основой. Вторым компонентом выступают имена прилагательные: ярым + ачыкъ ‘полуоткрытый’, ярым + ялангъач ‘полуголый’, в отдельных случаях – имена прилагательные, полученные путём конверсии от имён существительных (ярым + юнь ‘полушерстяной’). Эти сложные прилагательные возникли в языке на основе словосложения, так как они не имеют соответствующих или соотносительных словосочетаний.

Модель «N (яры) + Adj»: яры къуру ‘полусухой’, яры бош ‘полупустой’ и др.

Тип «N + послелог ара»: девлетлерара ‘межгосударственный’, халкъара ‘международный’ и др.

Тип «умум + N / Adj».

Модель «умум + N (непроизв.)»: умумхалкъ ‘общенародный’, умумислям ‘общеисламский’и др.

Модель «умум + Adj (-ий)»: умуминсаний ‘общечеловеческий’, умуммиллий ‘общенациональный’.

Тип «Num + Adj».

Модель «Num + Adj (-лы)» В качестве первого компонента в основном употребляется имя числительное бир ‘один’: бир тюрлю ‘одинаковый’, биркъатлы ‘одноэтажный’, учьмучели ‘трёхчленный’, эки янълы ‘двухсторонний’ и др.

Слова бир маналы ‘однозначный’, бир тактлы ‘однотактный’ и др. образованы от соответствующих словосочетаний (бир мана, бир такт) при помощи аффикса -лы, то есть они представляют собой лексикализацию словосочетания при одновременной их аффиксации.

Модель «Num + Adj (-лыкъ)»: эки афталыкъ ‘двухнедельный’, докъуз айлыкъ ‘девятимесячный’.

В крымскотатарском языке встречаются и некоторые другие имена прилагательные данного типа: онйыллыкъ ‘десятилетний’, онкуньлюк ‘десятидневный’. Однако, как показывает анализ, они не являются образованиями, полученными путём лексикализации соответствующих словосочетаний. Значение имени прилагательного у них появилось в результате перехода сложных существительных в имена прилагательные: беш йыллыкъ ‘пятилетка’, он куньлюк ‘десятидневка’, беш куньлюк ‘пятидневка’.

Опорным компонентом в сложных прилагательных с подчинительной связью выступает преимущественно имя прилагательное.

Изученный материал позволяет сделать следующие выводы:

Сложные прилагательные в крымскотатарском языке образуются двумя способами: 1) сложением основ (словосложением), 2) лексикализацией словосочетания (иногда в сочетании с аффиксацией).

В зависимости от типа семантических соотношений объединяемых основ выделяют сложные прилагательные: 1) с сочинительными отношениями и 2) с подчинительными отношениями.

Значение имён прилагательных с сочинительной связью (с двумя или более равноправными по смыслу основами) является суммой признаков, названных составляющими компонентами. При этом последующими компонентами сложных прилагательных данного типа выступают исключительно производные прилагательные. Непроизводные прилагательные также могут быть вторым компонентом композита, но среди новых слов подобные образования не зафиксированы, поэтому следует отметить непродуктивность словообразовательной модели сложных слов с непроизводными прилагательными в качестве второго компонента. Анализ слов также показал низкий уровень продуктивности образований со вторым элементом – основой причастия с адъективным значением.

Значительная часть сложных прилагательных с подчинительной связью образована при помощи аффиксов от свободных словосочетаний. Опорным компонентом в сложных прилагательных с подчинительной связью выступает преимущественно имя прилагательное.


Библиографический список
  1. Баскаков Н. А. Каракалпакский язык. Фонетика и морфология (Части речи и словообразование). М., 1952.
  2. Бекторе Ш. Татарджа сарф, нахв. Тотайкой, 1923.
  3. Гаркавец А. Н. Очерк крымскотатарской фонетики, морфологии и орфографии. Крымскотатарско-русский словарь. [сост. Ш. А. Асанов и др.]. К., 1988. С. 198–232.
  4. Меметов А. М. Земаневий къырымтатар тили. Симферополь, 2006.
  5. Jankowski H. Gramatyka języka krymskotatarskiego. Poznań, 1992.
  6. Берберова Р. А. Къырымтатар тилинде чифт сёзлер. Симферополь, 2012.
  7. Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. М., 2002.
  8. Єнікєєва С. М. Лексикалізація синтаксичних конструкцій у сучасній англійській мові // Вісник Сумськ. держ. ун-ту. 2004. № 3 (62). С. 141‒147.
  9. Незнанная Ю. Ф. Словосложение в словообразовательной системе современного английского языка. Ульяновск : УГПУ им. И. Н. Ульянова, s. a. 27 с.


Все статьи автора «Асанова Зера Ариповна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)