УДК 811.161.1'06

ДИНАМИКА СИМВОЛИКИ ЧИСЛИТЕЛЬНОГО «ТРИНАДЦАТЬ» В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Крылова Мария Николаевна
Азово-Черноморский инженерный институт
кандидат филологических наук, доцент кафедры профессиональной педагогики и иностранных языков

Аннотация
Статья посвящена анализу употребления числительного «тринадцать» с символическими смыслами в современном русском языке. Современная языковая личность стремится отказаться от отрицательной символики числительного «тринадцать». Используя данное числительное, говорящий демонстрирует уверенность в себе и отсутствие суеверий. Однако в языке СМИ, названиях кино- и телефильмов числительное «тринадцать» является одним из средств привлечения внимания к продукту. Оно употребляется практически исключительно в традиционном символическом значении, причём чаще в заголовках – наиболее читаемых и информативных элементах текста.

Ключевые слова: кино, литература, символ, символика, СМИ, тринадцать, язык, языковая личность


THE DYNAMICS OF SYMBOLISM OF THE NUMERAL "THIRTEEN" IN MODERN RUSSIAN LANGUAGE

Krylova Maria Nikolaevna
Azov-Black Sea Engineering Institute
PhD in Philological Science, Assistant Professor of the Professional Pedagogy and Foreign Languages Department

Abstract
This article analyzes the use of the numeral "thirteen" with symbolic meanings in modern Russian language. Modern language personality seeks to abandon the negative symbolism of the numeral "thirteen". By using the numeral speaking person demonstrates self-confidence and lack of superstitions. However, in the language of the media, in titles movie and telefilm numeral "thirteen" is a means of drawing attention to the product. It is used almost exclusively in traditional symbolic meaning, more often in the headlines - the most readable and informative text elements.

Keywords: cinema, language, language personality, literature, media, symbol, symbolism, thirteen


Библиографическая ссылка на статью:
Крылова М.Н. Динамика символики числительного «тринадцать» в современном русском языке // Филология и литературоведение. 2015. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2015/01/1156 (дата обращения: 30.04.2017).

Имена числительные – один из важнейших компонентов языка и мышления человека, отражающих народные традиции, менталитет языковой личности, её стремление к установлению баланса между конкретным и отвлечённым. Роль числительных в языке и речи рассматривают многие лингвисты и культурологи: Н.М. Ким [1], Н.В. Кузнецова [2], С.В. Рябушкина [3] и другие исследователи.

Числительные используются в речи с целями передачи точной информации; придания высказыванию достоверности, реалистичности; а также в экспрессивной функции, для передачи эмоций говорящего. Ещё одна важная функция имён числительных – символическая. Исторически в различные числа вкладываются явные и скрытые смыслы, отражающие восприятие данного числа не только как средства выражения определённого количества, но и как нечто большее – как способ передачи мотивированного или немотивированного символа. О наличии символических значений у чисел образно сказала Н.П. Чернева: «Числа – результат проецирования в языке внечисловых сущностей, образцы единства в мире множественности и иллюзий» [4, с. 8]. По словам Р.Т. Муратовой, «каждое число, каждая цифра имеют внутреннее наполнение и неповторимую смысловую значимость, и эту ценность сохраняет язык» [5, с. 4].

Символика чисел неоднократно становилась предметом исследования учёных: М.В. Ахметовой [6], В.Е. Ветловской [7], Н.Г. Вороновой [8] и др., которые рассматривали её на материале как речи, так и художественной литературы. В русском языке символика чисел сформировалась под влиянием фольклора, древних верований славян и христианского вероисповедания. Одни числительные наделены большим символическим смыслом, чем другие: «три», «семь», «девять», «двенадцать», «тринадцать», «сорок». Символичным является и восприятие имён числительных как счастливых и несчастливых числовых наименований, причём числительное «тринадцать» является общепризнанным в культуре разных народов несчастливым числом [9]. Это значение числительного «тринадцать» нашло отражение и в классической художественной литературе, к примеру, Н.В. Изотова говорит о восприятии его как несчастливого символа в произведениях А.П. Чехова [10].

Интересно рассмотреть, меняется ли символическое значение числительного «тринадцать» сегодня, в современной языковой практике. Сами числительные, как и другие языковые элементы, подвергаются изменениям. К примеру, С.В. Рябушкина отмечает «тенденцию ко всё большему употреблению чисел (и соответственно цифр)» в современном русском языке в ущерб их смыслу и символике [3, с. 111].

Целью данной статьи стало рассмотрение символики числительного «тринадцать» в современном русском языке, а материалом исследования – современная художественная и научная литература, средства массовой информации.

Восприятие числительного «тринадцать» как несчастливого – одно из самых распространённых суеверий. На сайте «Символика чисел» читаем: «Трискаидекафобия (боязнь тринадцати) распространена по всему миру. В США в домах нет этажей с номером 13. Хотя люди живут фактически на 13-м этаже, но не беспокоятся по этому поводу, потому что он считается 14-м. Во Франции нет и домов под номером 13, а в некоторых самолетах за 12-м сидением идет 14-е» [11]. Действительно, большинство из нас предпочитают не начинать тринадцатого числа никаких важных дел, а пятницы тринадцатого многие боятся ещё больше и с готовностью объясняют произошедшие в этот день негативные события влиянием «страшного» сочетания двух символов. Дома и квартиры с номером 13 гораздо хуже продаются и покупаются.

Является ли это традиционное восприятие неизменным в современной лингвокультуре и в русском языке как её проявлении в частности?

Анализ современной художественной литературы наиболее популярных жанров (фантастика, фэнтези, зомби-апокалипсис и др.) показал, что современные авторы крайне редко придают числительному «тринадцать» значение несчастливого символа, а если это происходит, то символичность специальным образом обговаривается: «…Через год у устья самого большого из четырех разломов была основана научно-исследовательская станция, получившая, по иронии судьбы, тринадцатый порядковый номер, но входившие в руководство Комитета по изучению материка аргентинцы и чилийцы, люди традиционно суеверные, настояли на изменении номера, и станция из тринадцатой стала двенадцатой» (Сергей Волков. Ледяная симфония). Пришедшая из разлома номер тринадцать некробиологическая угроза становится опасной для всего человечества, и герой ценой своей жизни устраняет её. В свете данного сюжета тринадцатый номер исследовательской станции оказывается не случайным.

Случаи использования числительного «тринадцать» без пояснений автора для обозначения каких-то несчастливых количеств встречаются ещё реже, чем прокомментированные: «Забыл сказать, что всего в доме оказалось тринадцать посторонних человек» (И. Скидневская, Ю. Мальт. Господин Хансен, который переплыл море, и его дети). С учётом того, что среди тринадцати посторонних, обнаруженных героем в доме, почти все – безумные маньяки, представляющие собой случайный побочный эффект медицинского эксперимента, использование количества «тринадцать» символично и традиционно.

Большинство же современных писателей не придают числительному «тринадцать» никаких символических смыслов. Мы рассматривали ранее авторскую символику чисел в рассказах Вадима Шарапова и отметили, что «числительное “тринадцать” фигурирует в двух рассказах В. Шарапова, что на фоне огромного внимания автора к числовым наименованиям и с учётом важности данного числительного как символа несчастья в русской лингвокультуре очень мало» [12]. Нечасто прибегает к использованию числительного «тринадцать» и другой современный писатель – Л. Каганов, и мистическое звучание числительного для него совсем не обязательно, «тринадцать» просто выражает соответствующее количество без мистической подоплёки: «Капитан недоуменно пролистал распорядок, заметив, что расписано тринадцать дней» (Л. Каганов. Мамма Сонним).

Мистическое значение числительного «тринадцать» гораздо охотнее, чем художественная литература, обыгрывает современная российская кино- и телеиндустрия. К примеру, в 2014 году на экраны вышел сериал «Тринадцать», представляющий собой собрание историй о мистических существах, инопланетных цивилизациях, ведьмах и таинственных ритуалах и повествующий о жизни и работе сотрудников газеты о необъяснимом с названием «13». Художественных фильмов и сериалов с названием «Тринадцать», без управляемого существительного, немало и в отечественном, и в зарубежном кинематографе / телевидении. Нередко имя «Тринадцать» и для других медиа-продуктов: «Тринадцать» – и название музыкальной группы из Липецка, и наименование альбома группы «Алиса» (2003), и др. В подобных названиях присутствует загадка: потенциального зрителя должно заинтересовать, о количестве кого или чего именно идёт речь, и почему авторы фильма или сериала не боятся выставлять такое «опасное» числительное в заглавие своего произведения.

Немало и наименований художественных фильмов (в основном зарубежных), в которых числительное «тринадцать» не единично, а управляет существительным со значением исчисляемых явлений: «Тринадцать дней», «Тринадцать друзей Оушена», «Тринадцать месяцев», «Тринадцать убийств», «Тринадцать привидений» и под. Часто встречается числительное «Тринадцать», управляющее существительным, и в названиях книг самого разнообразного содержания, и мистических, и немистических: «13 врат эзотерики» Е.Н. Колесова, «13 причин почему» Д. Эшер, «13 сокровищ» М. Харрисон, «Атлас тринадцати частей Санкт-Петербурга» Н.И. Цылова и др. Не все данные фильмы и книги связаны с мистическими явлениями и несчастьями. Здесь числительное «тринадцать» – просто один из способов привлечения внимания к кинопродукту или книге с целью их лучшей продажи.

Именно поэтому с помощью числительного «тринадцать» назван одноимённый спектакль – театрализованное шоу группы барабанщиков «Vasiliev Groove». Проект получил название по числу участников коллектива, и это название – «Тринадцать» – и вызов судьбе, и способ привлечь внимание зрителей свободой мысли, отсутствием предрассудков, смелостью и независимостью от чьих-то суеверий.

Число «тринадцать» – нередкий элемент в оформлении названий интернет-сайтов, в том числе новостных и часто региональных: «Газета13.ru», «Новости13.ru», «Блог Гродно s13.ru» и др. Встречается оно и в заголовках средств массовой информации, например, «Тринадцать поводов полюбить пятницу, 13» с подзаголовком «Мы проверили, как ездится на 13-м поезде и как живут рожденные 13 числа» (Сайт «Сегодня.ua», 13.12.2009), «В Звереве число 13 оказалось для продавщицы поистине несчастливым» (Сайт «Ёрш Красный Сулин, 02.01.2015). Читая последнюю статью, мы узнаём, что «сотрудники уголовного розыска МО МВД России “Красносулинский” установили, что продавщица одного из магазинов города Зверево виновна в исчезновении 13 мобильников». Для корреспондента установить связь между количеством украденных телефонов и несчастьем – один из способов продвижения новости.

В то же время сегодня мы можем наблюдать популяризацию числа «тринадцать», активное его использование в разного рода наименованиях без выражения им негативной символики. Интересно, что нередко такое употребление наблюдается в речи учёных, например, в названиях статей в научных журналах: «Тринадцать жизней суперагента И.В. Сталина и И.Р. Григулевича» («Военно-исторический журнал», 2007, № 11), «Технология подготовки магистрантов к научной и педагогической деятельности. Итоги тринадцати лет» («Наука и образование», 2010, № 10), «Мои тринадцать башкирских лет и награда от академика АН РБ З.Г. Ураксина» («Вестник Академии наук Республики Башкортостан», 2011, Т. 16, № 4). Языковая личность учёного более других стремится противостоять общепринятому символу несчастья, с помощью небольшого языкового «бунта» бросить вызов судьбе и принести удачу предпринимаемым действиям.

Итак, современная языковая личность стремится отказаться от отрицательной символики числительного «тринадцать», намеренно использует его как вызов, как демонстрацию собственной уверенности в себе и отсутствия суеверий. Однако в языке СМИ, названиях кино- и телефильмов числительное «тринадцать» является одним из средств привлечения внимания к продукту и употребляется практически исключительно в традиционном символическом значении, причём чаще в заголовках – наиболее читаемых и информативных элементах текста. Наблюдается даже спекуляция числительным «тринадцать», то есть прагматически выверенное использование его с целью вызвать у потенциального читателя или зрителя символические ассоциации и тем самым привлечь внимание к тексту или фильму.


Библиографический список
  1. Ким Н.М. Оценочный смысл высказываний с именами числительными // Вестник Таганрогского государственного педагогического института. 2010. № 2с. С. 24-28.
  2. Кузнецова Н.В. Роль числительных в текстах социальной рекламы США // Научно-педагогический журнал Восточной Сибири Magister dixit. 2012. № 3. С. 101-107.
  3. Рябушкина С.В. Имя числительное в ономастической практике // Известия высших учебных заведений. Проблемы полиграфии и издательского дела. 2010. № 6. С. 107-112.
  4. Чернева Н.П. Семантика и символика числа в национальной картине мира (на материале русской и болгарской идиоматики): Автореферат дис. … канд. филол. наук: 10.02.01. Москва, 2003. 23 с.
  5. Муратова Р.Т. Символика чисел в языке и культуре башкир: Монография. Уфа: ИЯЛ УНЦ РАН, 2012. 180 с.
  6. Ахметова М.В. Символика чисел и счёта в современной православной эсхатологии // Традиционная культура. 2011. № 4. С. 132-139.
  7. Ветловская В.Е. Символические мотивы в «Братьях Карамазовых» // История и культура. 2007. № 6. С. 139-149.
  8. Воронова Н.Г. Повесть Н.В. Гоголя «Тарас Бульба»: христианская символика чисел // Культура и текст. 2011. № 12. С. 371-381.
  9. Гармаева А.Э. Символика числа «тринадцать» в разных культурах // Вестник Бурятского государственного университета. 2008. № 8. С. 95-97.
  10. Изотова Н.В. Числовой ряд в диалогическом общении персонажей А.П. Чехова // Творчество А.П. Чехова: рецепции и интерпретации. Сб. материалов Международной научной конференции. Ростов-на-Дону, 1-4 октября 2012 года. Ростов-на-Дону: Foundation, 2013. С. 184-188.
  11. Чёртова дюжина [Электронный ресурс] // Символика чисел [Сайт]. Режим доступа: URL: http://mar4586.narod.ru/numbers/13.html. 17.01.2015.
  12. Крылова М.Н. Авторская символика чисел в рассказах Вадима Шарапова // Филология и литературоведение. 2014. № 10.
  13. А зомби здесь тихие: фантастические повести и рассказы. М.: Эксмо, 2013. 864 с.
  14. Каганов Л. Дефицит белка: Сборник рассказов. М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2007. 382 с.
  15. Шарапов В.В. Нездоровый смех: рассказы. М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2009. 317 с.


Все статьи автора «Крылова Мария Николаевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: