УДК 811.511.152

РОЛЬ ПОСЛЕЛОГА В СОЕДИНЕНИИ КОМПОНЕНТОВ СЛОЖНОГО СИНТАКСИЧЕСКОГО ЦЕЛОГО В СОВРЕМЕННОМ ЭРЗЯНСКОМ ЯЗЫКЕ

Водясова Любовь Петровна
Мордовский государственный педагогический институт
доктор филологических наук, профессор,
профессор кафедры мордовских языков

Аннотация
В статье анализируется роль послелога как средства связи компонентов сложного синтаксического целого в современном эрзянском языке, отмечается, что он в этом случае имплицитно включает в себя лексическое значение коррелята-имени существительного (или заменяющей его части речи).

Ключевые слова: замещение, компонент, послелог, сложное синтаксическое целое, средство связи


THE ROLE OF POSTPOSITION AS A MEANS OF COMMUNICATION COMPONENTS OF THE COMPLEX SYNTAX IN THE MODERN ERZYA LANGUAGE

Vodyasova Lyubov Petrovna
Mordovian State Pedagogical Institute
Doctor in Philological Sciences, Professor,
Professor of Department of the Mordovian Languages

Abstract
The article analyses the role of postposition as a means of communication components of the complex syntax of the modern Erzya language, notes that it is implicit in this case includes a lexical value correlate-noun (or a substitute part of speech).

Keywords: complex syntax integer, component, means of communication, postposition, substitute


Библиографическая ссылка на статью:
Водясова Л.П. Роль послелога в соединении компонентов сложного синтаксического целого в современном эрзянском языке // Филология и литературоведение. 2015. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2015/01/1075 (дата обращения: 29.04.2017).

Сложное синтаксическое целое (ССЦ) – одна из самых распространенных единиц текста, представляющая собой объединение нескольких предложений, тесно  связанных семантически и синтаксически. Консолидация предложений происходит с помощью средств межфразовой связи (МФС), подразделяемых на лексические и грамматические скрепы. К лексическим относятся лексический повтор, синонимическая и антонимическая лексика, перифрастические выражения и т.д. Группу грамматических составляют  морфологические (местоимения, наречия, частицы, союзы и др.) и синтаксические (вводно-модальные конструкции, соотношение форм глаголов-сказуемых, порядок слов в компонентах ССЦ и др.) скрепы.

В современном эрзянском языке одним из наиболее употребительных морфологических средств МФС является послелог.

Как известно, послелоги – это служебные слова, которые, сочетаясь с именем существительным или заменяющими его словами, выражают синтаксическую зависимость от других слов в предложении или словосочетании, передают различные  отношения между управляемым именем и другими словами в предложении [1, с. 378; 2, с. 249]. Они по своему происхождению и морфологическому составу делятся на собственно послелоги и послеложные слова, которые «выступая только в роли выразителей синтаксической связи между членами предложения, в предложении самостоятельной роли не играют …» [3, с. 155]. Однако в современном эрзянском языке распространено явление транспозиции – переход одних частей речи в разряд других [более подробно см. об этом в наших работах: 4, с. 70–73; 5, 11–18; 6, с. 32–38; 7, с. 87–90 и др.]. Собственно послелоги и послеложные слова нередко подвергаются процессу прономинализации. Это происходит в тех случаях, когда поясняемое слово – местоимение – в речи опускается. При этом послелоги присоединяют к себе лично-притяжательные суффиксы, которые придают им статус самостоятельного слова и, по существу, выводят их из сферы служебных частей речи.

Процесс прономинализации встречается практически во всех уральских языках. Характеризуя это явление в нганасанском языке, Н.М. Терещенко, в частности, отмечает: «Особенность структуры послелога составляет двуплановость выражаемых им отношений: корневая часть указывает на положение в пространстве или во времени, а аффиксальная выражает значение соответствующего падежного форманта – направление куда-либо, нахождение где-либо, удаление от чего-либо, перемещение к чему-либо и др.» [8, с. 301].

Прономинализированные послелоги и послеложные слова часто используются в качестве средств МФС компонентов ССЦ. Их важной функцией становится участие в кореференции, которая возможна благодаря установлению референции к объектам и ситуациям, описываемым в тексте. Они имплицитно включают в себя лексическое значение коррелята-имени  существительного (или заменяющей его части речи). Таким образом, послелог благодаря этой своей способности и своей семантике может осуществлять связь между предложениями в ССЦ, выражая отношения между смыслами текста.

Чаще всего в роли скреп употребляются послелоги, выражающие пространственные отношения. В зависимости от своего признака они способны обозначать статическую или динамическую локализацию объекта.

Послелоги статической локализации осуществляют указание на местонахождение объекта или место протекания действия  при условии, что в процессе всего действия пространственная координация остается неизменной, иными словами, не изменяются взаиморасположение описываемого объекта и  ориентира. Исходя из значения дифференциального компонента, определяющего характеристику взаимного расположения объектов, они могут указывать на: а) положение, совпадающее с локализацией ориентира: А уды Ега Вакссонзо,  киякс лангсо, удыть кото эйкакшонзо [9, с. 142] «Не спит Ега (Егор) … Рядом с ним, на полу, спят шестеро его детей»;  б) положение на поверхности ориентира: Каванямо столесь пурназель горницяс … Ланганзо вачказельть капста марто вакант … [10, c. 55] «Стол для угощения был приготовлен в горнице … На нем были расставлены чашки с капустой…»; в) положение над ориентиром: Паксянть ендо велентень сы стада. Велькссэнзэ чопода качамокс ашти тусто пуль [11, c. 32] «Со стороны поля в деревню идет стадо. Над ним дымом стоит густая пыль»; г) положение под ориентиром: Тарадонзо [тополенть] виев селмокс венстявсть эрьва енов. Алонзо маней пси чистэяк чопода ды экше [12, c. 61] «Ветви [тополя] сильными крыльями протянулись во все стороны. Под ним и в ясный жаркий день темно и прохладно»; д) положение напротив ориентира: корьмаезэ [Венькань] аштесь столь экшсэ асодавикс цера марто ды седейшкава кортнесь. Икелест ашо вина, рестазь сывель… [13, c. 8] «… его [Веньки] мать (букв.: кормилица) сидела за столом с незнакомым мужчиной и вела задушевную беседу. Перед ними водка, жареное мясо…»; Никита … састыне валгстызе эчке стака рунгонзо кустемаванть ды сыргась … Каршонзо понгсть колмо стрелецт, лоткасть, сюконясть [10, с. 37] «Никита … тихонько спустил тяжелое толстое туловище с крыльца и пошел … Навстречу ему (букв.: перед ним) попались три стрельца, остановились, поклонились»; е) положение около, вокруг ориентира: Тосо [Иванова ошсо] строильть фабрикат, комбинат. Перькаст, теке банинеть, тапардавсть эрямо таркат [14, c. 40] «Там [в городе Иванове] строили фабрики, комбинаты. Вокруг них, словно баньки, расположились жилые помещения»; Надеж … кепетсь ашо кевне ды ертызе маласо куротненень. Экшстэст лиссь Утяша [10, с. 26] «Надеж … поднял белый камешек и бросил в близлежащие кусты. Из-за них вышла Утяша»; ж) положение внутри ориентира: Мирдензэ чавомадо мейле Анка допрок лиякстомсь … Потсонзо толкс сыремсь мирдензэ чавицятнень каршо кежесь [15, c. 17] «После убийства мужа Анка совершенно изменилась … Внутри нее огнем горела злоба на убийц мужа»; з) положение позади ориентира: … лиссь тейтерь … А удалонзо кавто раужо тейтерть менчевить [16, c. 6] «… вышла девушка … А позади нее две черные девушки извиваются»; … Икеле мольсть ластеть, мельгаст – ялготне. Удалост венстявсть улавтне [10, с. 247] «… Впереди шли всадники, за ними – пешие.  Сзади них протянулись обозы»; ж) положение между ориентирами: Лембе сэньганть састыне уить ашназа пельнеть. Ютковаст тесэ-тосо баягинеть, мерят, новолезь [12, c. 35] «По теплой синеве тихонько плывут беловатые облачка. Между ними кое-где словно колокольчики развешаны» и т.д.

Послелоги динамической локализации осуществляют указание на изменение пространственной ориентации объекта вследствие его перемещения. Исходя из значения дифференциального компонента, они могут указывать на: а) движение, направленное около ориентира: Улавтне аштесть лотказь. Вакскаст ды перькаст таго-кить ардтнеть ластеть … [10, c. 94] «Возы были остановлены. Мимо них и вокруг них ездили какие-то всадники…»; б) движение с конечным достижением цели или с целью достижения контакта с ориентиром: … лисян вирьстэнть ды нерькставан яннэнтень Эзганзо ютан састо-састо… [17, c. 42] «… выйду из леса и наткнусь на тропинку … По ней пройду тихо-тихо …»; в) движение за пределы ориентира: Островонтень сась венч. Эйстэнзэ кирнявтсть кеменьшка боецт [15, c. 98] «К острову подошла лодка. Из нее выпрыгнуло с десяток бойцов»; г) движение, направленное внутрь ориентира: чоподантень ялгакс теевсь каштмолемась. Юткозост совась стенас понгавтозь часттнэнь кшнинь коське-калгодо вайгелест [18, c.19] «… темноте другом стало молчание. Во внутрь них вошел жестко-сухой голос повешенных на стене часов»; д) движение, направленное через ориентир: Акай пачкодсь Эряф лейнентень. Троксканзо ютамс путозь эчке чочко … [10, c. 11] «Акай добрался до речки Эряф. Для перехода через нее положено толстое бревно …»; е) движение, направленное к месту над, под, между ориентирами:  Те лишмесь пек кежеель, ды аволь эрьванень максылизе прянзо кильдемс. Лангозонзо ласте озыцянть нейке снартнесь ертомс … [12, c. 21] «Эта лошадь была очень злой, и не каждому удавалось взнуздать ее. На нее садящегося сразу пыталась сбросить …» и т.д.

Из послелогов, выражающих временные отношения, в качества средства связи компонентов ССЦ чаще всего используются мельга» «за», «после», пингстэ «при», «во время», при этом на временные отношения обычно накладываются пространственные. И это понятно, так как значения пространства и времени, передаваемые с помощью послелогов, очень тесто переплетаются между собой. Так, Л.П. Якубинский, доказывая первичность пространственного значения по отношению к временному, отмечал, что для выражения временных отношений используются те же слова, что и для выражения пространственных. Он указывает, что в русском языке нет ни одного временного предлога, который по своему происхождению не был бы пространственным. Более того, автор утверждает, что это закон для всех языков, знающих предлоги или послелоги [19, c. 255]. К этому мнению приходит и Л.В. Самосудова, анализируя в своей диссертационной работе признаки эрзянских послелогов с пространственными и временными значениями [20]. Наши наблюдения также доказывают правомерность этого положения [21, с.14–18]. Продемонстрируем это с помощью иллюстративного материала: Апак капша ютавтсть пингест эйсэ Петрань покштянзо-бабанзо. Мельгаст, прок артнезь, ташто карь печтизь эрямост тетянзо-аванзо [9, c. 82] «Не спеша прожили свой век дед и бабушка Петра. За ними, словно старый окрашенный лапоть, протянули свою жизнь его родители»; Миколь … чарькодсь: авась а пек парсте ваны сонзэ пелев. Пингстэнзэ рекомендациядонть кортамс а эряви [22, с. 30] «Миколь (Николай) … догадался: женщина не очень хорошо относится к нему (букв.: не очень хорошо смотрит в его сторону). При ней о рекомендации говорить  не стоит».

Послелоги марто «с», эйсэ «в», «с», эйс «в», «к», объединяя компоненты ССЦ, передают комитативные (совместности, соучастия) отношения: … вирень азордонть евтнеманть арсизе аволь сон. Эйзэнзэ поладсь бути ансяк аламошка … [12, с. 44] «… рассказ о хозяине леса придумал не он. К нему добавил если только немного…»; … мольсть малазост колмо тунь апак сода церат …

–  Костонтядо? – кевкстизе колмоцесь

–  Минь Ало велень, –  отвечась Уля. – Витькстадо: тынсь васолдонь ли?

–  Вере велень, – уш, нама, згилязь, мерсь тона.

Мартонзотне ды Чувырькань Олда раказевсть [23, с. 47] «… подошли к ним трое совершенно незнакомых мужчин…

Откуда вы? – спросил третий…

Мы из села Алова (букв.: Нижнего села), ответила Уля. Признайтесь: сами издалека ли?

Из верхнего села, уж, конечно, насмехаясь, ответил тот.

Те, которые были с ним, и Олда (Евдокия) Чувырькаевых расхохотались».

В последнем примере наблюдается интересный момент: прономинализированный послелог марто «с» еще и субстантируется, присоединяя к себе суффикс определенности множественного числа  -тне.

Послелог эйсэ «в», кроме комитативных, может выражать и орудийные отношения: … уйсть моронь жойнемат. Эйсэст шнавсть ине масторонок ламо раськетнень паро тевест [24, с. 112] «… плыли звуки песен. В них восхвалялись славные дела многих народов нашей великой страны».

Послелог эйстэ «от», «из», «среди», который обычно используется для обозначения пространственных отношений, может служить для выражения субъектно-объектных отношений: Московсто Саранскоенть трокс ютасть дононь казакт. Эйстэдест ульнесть комсешка ломань [10, c. 34] «Из Москвы через Саранск прошли донские казаки. Их (букв.: среди них) было человек двадцать»; … соднозь коське тикше пусмот. Эйстэст ламо … [10, c. 98] «… развешаны пучки сухой травы. Их (букв.: из них) много …».

Послелоги, передающие другие типы отношений, несколько реже употребляются в роли средств МФС. Некоторый интерес могут вызвать следующие:

– кувалма «из-за»: … те кокоресь – монь сехте покш асатыксэм… Кувалманзо лангсон пеедькшнить [25, c.71] «… этот хохолок – мой самый большой недостаток… Из-за него надо мной насмехаются». Послелог кувалма ’из-за’, употребленный с лично-притяжательным суффиксом -нзо, обозначающим принадлежность предмета третьему лицу единственного числа, объединяет два последних компонента и одновременно с этим передает отношения причины;

пельде «от»: – Се кодамо паро таркась? – конянь сормсезь, кевкстизе Олена [воеводань нинть].  Пельдензэ валонь евтамо эзь учо… [10, c.   99] «Это какое хорошее место? морща лоб, спросила Олена [жену воеводы]. От самой (букв.: нее) слов не ждала…». Послелог пельде «от», объединяя компоненты ССЦ, передает субъектные отношения;

– каршо «против», «напротив»: Од авась те шкане панжизе кенкшенть ды кевкстсь: – Эрьгела, удат? – Каршонзо кияк эзь пшкаде [26, c. 92]  «Мачеха (букв.: новая мать) в это время открыла дверь и спросила: Эрьгела, спишь? Ей (букв.: против нее) никто не ответил».  Здесь послелог каршо в роли фразовой скрепы передает отношения образа действия;

таркас «вместо», «за»: Церынесь лиссь. Тарказонзо совасть евтазтне [24, c. 118] «Мальчик вышел. Вместо него вошли названные»; Кавто казактнень ваксс крыльцянтень кузсть колмо-ниле стрелец, … ушодсть кенкшенть керсеме. Тесэнь шалныцятненень а весенень вечкевсь истямо тевесь. Конат-конат капшазевсть туеме кабаконть эйстэ седе васов. Тарказост чийсть лият [10, с. 65] «На крыльцо  рядом с двумя казаками поднялись три-четыре стрельца, … начали рубить дверь. Не всем шумящим здесь понравилось это дело. Некоторые заторопились уйти подальше от кабака. Вместо них прибежали другие». Послелог таркас «вместо», «за», в обоих случаях употребленный с лично-притяжательным суффиксом 3-го лица в первом примере единственного, во втором – множественного числа,  выражает отношения замещения;

– кедьсэ «у», «от»: Кандра – ломанесь роботыця … Трешникесь тензэ сы эрьва ендо. Кедьсэст [Еленань ды Надянь] эриця ломанесь ансяк прясо чаравты ды дивси [22, с. 213] «Кандра (Кондратий) – человек работящий. Копейка ему идет отовсюду. Живущий у них [Елены ды Нади] человек только головой мотает и удивляется». В этом ССЦ послелог кедьсэ «у», употребленный с лично-притяжательным суффиксом -ст, обозначающим принадлежность предмета третьему лицу множественного числа,  объединяет два последних компонента и одновременно с этим передает отношения обладания;

Как видим из приведенных примеров, прономинализированным послелогам (как и собственно местоимениям, а также местоименным наречиям) свойственна заместительная функция. Так же, как и слова этих частей речи, они являются сигналами синсемантии. В случае использования прономинализированных послелогов мы имеем дело с морфологическими синонимами. Формы ваксканзо  сонзэ вакска «мимо него / нее», вакссонзо  сонзэ вакссо «рядом с ним / с ней», велькссэнзэ сонзэ велъкссэ «над ним / ней», икелест сынст икеле «перед ними», лангсонзо  сонзэ лангсо «на нем / ней», мартонзо   сонзэ марто «с ним / с ней», перькаст сынст перька «вокруг них», эзганзо сонзэ эзга «по нему / ней», потсонзо сонзэ потсо «внутри него / нее», удалонзо сонзэ удало «сзади него / нее» и т.д. близки по передаваемым значениям и выполняемым функциям.


Библиографический список
  1. Грамматика  мордовских  языков.  Фонетика. Графика. Орфография. Морфология: учебник / под ред. Д.В. Цыганкина. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1980. 431 с.
  2. Эрзянь  кель. Морфемика, валонь теевема ды морфология: вузонь тонавтницятнень туртов = Эрзянский язык. Морфемика, словообразование и морфология: для студентов вузов / редкол.: Д.В. Цыганкин (отв. ред.), Н.А. Агафонова, М.Д. Имайкина [и др.]. Саранск: Тип. «Крас. Окт.», 2000. 280 с.
  3. Заводова  Р.А. Система  частей речи в мордовских языках // Материалы науч. сессии по вопросам мордовского языкознания. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1955. С. 151–156.
  4. Водясова Л.П. Частица как средство связи компонентов сложного синтаксического целого в мордовских языках // Гуманитарные науки и образование: науч.-метод. журн. 2011. № 3 (7). С. 70–73
  5. Водясова Л.П. Сложное синтаксическое целое как основная структурная единица микротекста в современном эрзянском языке // Вестник Угроведения: науч.-теор. и метод. журн. 2012. № 2 (9). С. 11–18.
  6. Водясова Л.П. Способы соединения  компонентов сложного синтаксического целого в современном эрзянском языке // Вестник Удмуртского университета. Сер. История и филология: электрон. науч. журн.  2013. № 2. С. 32–38.
  7. Водясова Л.П. Лингвистические сигналы начала и конца сложного синтаксического целого в современном эрзянском языке // Гуманитарные науки и образование: науч.-метод. журн. 2012. № 3 (11). С. 87–90.
  8. Терещенко, Н.М. Нганасанский язык. Л.: Наука, 1979. 323 с.
  9. Чесноков Ф.М. Од эрямонь увт: евтнемат ды пьесат = Гул новой жизни: рассказы и пьесы. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1974. 331 с. Мордов.-эрзя яз.
  10. Абрамов К.Г. Олячинть кисэ: Степан Разинэнь шкадо евтнема = За волю: сказание о временах Степана Разина. Саранск, 1989. 416 с. Мордов.-эрзя яз.
  11. Абрамов, К.Г. Эрзянь цера = Сын эрзянский: роман. Книга 1. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1971. 330 с. Мордов.-эрзя яз.
  12. Разгуляева Т. Певердезь човалят: евтнемат, новеллат, прозасо баснят = Рассыпанный бисер: рассказы, новеллы, басни в прозе. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 2008. 80 с. Мордов.-эрзя яз.
  13. Сятко: лит.-худож. и общ.-полит. журн. 1997. № 11. 144 с. Мордов.-эрзя яз.
  14. Сятко: лит.-худож. и общ.-полит. журн. 1997. № 5. 144 с. Мордов.-эрзя яз.
  15. Прохоров П.В. Стака изнямот = Тяжелые победы: роман. Кн. 1. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1985. 212 с.
  16. Сятко: лит.-худож. и общ.-полит. журн. 1999. № 12. 144 с. Мордов.-эрзя яз.
  17. Сятко: лит.-худож. и общ.-полит. журн. 1997. № 9. 144 с. Мордов.-эрзя яз.
  18. Сятко: лит.-худож. и общ.-полит. журн. 2003. № 9. 144 с. Мордов.-эрзя яз.
  19. Якубинский Л.П. История древнерусского языка / предисл. и ред. В.В. Виноградова; примеч. П.С. Кузнецова. М.: Учпедгиз, 1953. 368 с.
  20. Самосудова Л.В. Выражение пространственных и временных отношений в эрзянском языке: автореф. дис. … канд. филол. наук. Йошкар-Ола, 2007. 23 с.
  21. Водясова Л.П. Послелог как средство обозначения локализации объекта в романе К.Г. Абрамова «Олячинть кисэ» // «Актуальные проблемы науки и образования: традиции, инновации, перспективы», Междунар. науч.-теорет. интернет-конф. «Актуальные проблемы науки и образования: традиции, инновации, перспективы», 30 апр.–31 мая 2013 г. / Мордов. гос. пед. ин-т. Саранск, 2013. С. 14–18.
  22. Абрамов К.Г. Ломантне теевсть малацекс = Люди стали близкими: роман. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1961. 428 с. Мордов.-эрзя яз.
  23. Куторкин А.Д. Лажныця Сура = Бурливая Сура: роман. Книга 2. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1976. 408 с. Мордов.-эрзя яз.
  24. Сятко: лит.-худож. и общ.-полит. журн. 1997. № 3–4. 144 с. Мордов.-эрзя яз.
  25. Сятко: лит.-худож. и общ.-полит. журн. 1998. № 4. 144 с. Мордов.-эрзя яз.
  26. Сятко: лит.-худож. и общ.-полит. журн. 1996. № 4. 144 с. Мордов.-эрзя яз.


Все статьи автора «Водясова Любовь Петровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: