УДК 82-311.2

СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ИДЕИ ЧЕЛОВЕКА В РОМАНЕ А.Т. ГУБИНА «МОЛОКО ВОЛЧИЦЫ»

Шумейко Юлия Александровна
Северо-Кавказский федеральный университет

Аннотация
В данной статье рассматриваются социальные аспекты идеи человека, которые включают рассмотрение социальной общности, к которой относятся герои романа, т.е. казачество, и исследование событий, которые повлияли на судьбу казаков, основное из которых – революция 1917 года.

Ключевые слова: идея человека, казачество, революция, семья, социальные аспекты


SOCIAL ASPECTS OF MAN'S IDEAS IN THE NOVEL A.T. GUBIN «MILK OF WOLF»

Shumeyko Yuliya Aleksandrovna
North-Caucasus Federal University

Abstract
This article focuses on the social aspects of man's ideas, which include consideration of the social community to which the characters of the novel, ie Cossacks, and the study events that affect the fate of the Cossacks, the main of which – the revolution of 1917.

Keywords: social aspects, the cossacks, the family, the idea of man, the revolution


Библиографическая ссылка на статью:
Шумейко Ю.А. Социальные аспекты идеи человека в романе А.Т. Губина «Молоко волчицы» // Филология и литературоведение. 2014. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2014/12/1099 (дата обращения: 03.05.2017).

«Молоко волчицы» повествует об истории терского казачества на Северном Кавказе.  Казачество – это «сословие казаков»  или  «принадлежность к такому сословию» [2, с. 507]. Казаки – люди, объединённые особым состоянием духа и сознания, нравственности и морали, это особая часть русского народа, которая рассеяна по России станицами, хуторами, казачьими общинами, обществами. Крупнейший историк казачества Ф.А. Щербина говорил, что казаки – «сторожа и завоеватели окраин» [3, с. 222].

У казаков была своя форма, о которой А.Т. Губин говорил так: «Долго думать над цветами и покроем формы терцев не пришлось: покрой одежды заимствовали у горцев, а цвета рядом – Синие да Белые горы, серые скалы, темные дубравы, серебро рек, а ведь и зверь и птица окрашены местностью, где обитают. Потому форма терских казаков была такова: серого каракуля шапка с синим верхом и белым галуном, черпая как ночь бурка, серые черкески, синие и темные бешметы, синие и белые башлыки, тонкие бесшумные сапоги, на оружии, поясах и газырях – серебро с чернью. Постепенно точная масть не стала соблюдаться – появились алые башлыки, рыжие шапки» [1, с. 146].

Казак должен был являться на службу на собственном коне и с личным оружием, сам покупал обмундирование, сам себя кормил, но за это у него было много привилегий: вольная земля,  запрет иноверцам и иноземцам селиться в казачьих станицах, освобождение ото всех налогов.

С детства казака учили трем обязательным искусствам: владеть оружием, ходить за плугом и управляться с конями. Конь для казака был как брат. Сам мог голодать, но конь всегда был сыт. Без него казак считал себя сиротой. «Коней любили до бешенства. Зимой бегали в конюшню проведать любимцев – щель соломой заткнуть, сена подкинуть, сунуть корку хлеба в мягкие подвижные губы или просто прикоснуться к атласной шее четвероногого члена семьи. Невесту так не готовили к венцу, как коня на службу!» [1, с. 281].

Именно поэтому расставаться со своим конем, с которым был в стольких боях, который столько лет служил, было очень тяжело. Тягостной, угнетающей была сцена расставания Спиридона и остатка его сотни со своими боевыми товарищами. Когда казаки сели на корабль, кони не остались на берегу – поплыли за ними. И казакам пришлось стрелять в них: «Спиридон Васильевич целился тщательно, с руки. Треснул выстрел. Белая челка кобылы потемнела. Мощные водяные бугры от гребного бинта кружили кобылу, как щепку. Обезумевшая, она гребла к хозяину. И спешила, захлебываясь, навстречу пулям. Сотня стреляла бегло и торопливо – братьев убивали. Только башкирец, снайпер, ни разу не промахнулся, выискивая пулями своих красавцев, которых мечтал привести в башкирские степи и породнить с тамошними конями» [1, с. 289].

Жизнь казаков – «война, разбой, расширение и защита границ» [1, с. 349]. Часто казак умирал на поле боя. Поэтому и жизнь мужская ценилась выше, чем женская. Дети с малых лет знали, что «курица не птица, баба не человек»  [1, с. 349]: на родившуюся девочку земли царь не давал, а на мальчика давали несколько гектаров. Девушку старались пораньше выдать замуж, потому что считалось, что от нее никакой пользы нет, только что потом казака родит. От соседей-горцев, которые были мусульманами, казаки взяли привычку бить женщин. Кроме того, супружеская измена считалась обычным явлением. Так, Спиридон Есаулов, женатый на Фоле, говорил, что «хорошую бабу пропускать грех, на то мы и казаки, а семья дело нерушимое, жениться надо один раз» [1, с. 505].

Немаловажным социальным аспектом, требующим анализа, является исследование событий, которые повлияли на судьбу казаков, перевернули их характер. И таким переломным моментом для казачества становится революция 1917 года.

Отречение императора, у которого состояли на службе казаки, разрушило централизованное управление их войсками. Основная масса казачества долгое время находилась в неопределённом состоянии и поэтому не принимала участия в политической жизни – сказалась привычка к повиновению, авторитет командиров. Кроме того, политическая верхушка общества считала, что позиции казаков будут такими же, как и во время первой русской революции, когда казаки пресекали волнения в станице и следили за порядком.

Между тем, капиталистические отношения всё глубже проникали в казачью среду, разрушая сословие «изнутри». Так, уже многие потомственные казаки переходили на сторону красных, что приводило остальных в ярость: как они могли предать вековые устои, ведь у казаков во все времена худшей степенью сравнения было сравнение с мужиками. В этом плане показательна встреча, произошедшая между сотней Спиридона и «отступниками»:

« – Здравствуйте, Денис Иванович, Антон Федорович и протчие! – после всех, с ненавистью, произнес Саван Гарцев… Роман Лунь искривил тонкий рот и гавкнул на Савана:

– Как стоишь перед георгиевским офицером?

Саван понял насмешку Романа и, выпятив пузо, отвернув голову набок, пьяно приложил руку к папахе перед Синенкиным.

– Вы еще офицерьям козыряете! – натужно рассмеялся Антон. – А их давно и в помине нет. Вольно, вольно, казак!

Командир сотни зло ухмыльнулся. Сотня смолкла, на всякий случай выровняв ряды. Располневший Антон скомандовал:

– Сотня, смирна! С вами говорит военный комендант! Именем революции я, бывший есаул, отрекся от царской присяги и чина! Ныне командую гарнизоном!..

Сотня заволновалась, приподнялась в седлах, чтобы лучше видеть отрошника.

– Отныне и чины, и оружие побоку! – кричит Антон. – Люди уравняются в труде! Народ взял власть в свои руки. Товарищи казаки! Кого мы защищали? Царя и его присных – попов, помещиков, атаманов! Долой их! Да здравствует Советская власть на Тереке!

– Рысью марш! – подал команду Спиридон, а резвый Саван Гарцев успел вскочить в седло и вырваться вперед.

Но оказалось, что окраина оцеплена значительным красным отрядом. С приветственными криками к сотне двигались вооруженные люди.

Вдруг и в сотне заалела папаха – Михей Есаулов, хорунжий, стал красным. Он смешался с отрядом Синенкина и оттуда закричал сотне:

– За мной, ребята!

Десятка два казаков последовали его примеру. Выехал за ним даже Алексей Глухов, лютый враг Михея» [1, с. 152].

Такие обстоятельства способствовали и, в некоторой степени, разрушению семейных отношений: брат отказывался от брата, сын выступал против отца. Случился разлад и в семье Есауловых – Михей ушел к красным, а Спиридон остался верен прежним традициям. Поэтому у них произошел временный разрыв:

«– Бога нет! – хульно сказал он новые слова. – Все попы придумали, чтоб на шее трудящего народа ехать!

– А ты почем знаешь, что бога нет? Смотри, заваришь кашу внукам-правнукам хлебать не выхлебать! Кто ты таков, хорунжий, кавалер георгиевский или мужик?

– Мужик! – упрямо сказал старший брат.

– Сукин сын! – как плетью, хлестнул сотник.

– А ну сдай оружие! – взвился с конем Михей.

– Сдам, только допрежь башку срублю тебе, поганцу!

– Ах ты, волчья голова, сучье вымя! – со свистом потянул шашку Михей. – Погибай, контра!

<…>

– Я сам управлюсь с ним. Роман, – слезает с коня Спиридон. – Стань, гад, в позицию!

Михей легко спрыгнул с седла – джигит, – встал в изготовку.

– Шире круг! – распорядился кто-то, как на танцах.

– Сотворите молитву, – подсказывают братьям казаки.

– Что вы делаете, братья, – говорит Коршак. – Поединки давно запрещены… Обнимитесь с миром – и по домам все!

– Не лезь в семейные дела, – становится в позицию Спиридон. – Он мне лихой татарин, а не брат родной, ежели в бога не верует!» [1, с. 161].

Таким образом, на казачество как социальную общность оказала огромное влияние революция, которая изменила в корне отношение некоторых казаков к их вековым устоям, которая привела к гибели людей, которая показала, что казаки – обычные люди, подверженные, как и все, влиянию хода исторических событий.


Библиографический список
  1. Губин А.Т. Молоко волчицы. М.: Современник. 1978. – 589 с.
  2. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М.: Русский язык, 2000. – 1233 с
  3. Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска в 2-х т. М., 2013.


Все статьи автора «Шумейко Юлия Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: