УДК 378.147.663:811

СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ГРАММАТИЧЕСКИХ КОНСТРУКЦИЙ СУБЪЕКТИВНОЙ МОДАЛЬНОСТИ В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ И ИХ МЕТОДИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

Шовкова Татьяна Анатольевна
Академия адвокатуры Украины

Аннотация
В статье исследуются структурно-семантические характеристики грамматических конструкций субъективной модальности немецкого языка и их методическая интерпретация (уровень сложности для обучения), проводится их классификация по критериям «степень вероятности», «корреляция с лицом говорящего», «соотношение с родным языком студентов».

Ключевые слова: грамматические конструкции субъективной модальности, интерференция. Keywords: grammar, Ключевые слова: грамматика, немецкий язык, субъективная модальность


STRUCTURAL AND SEMANTIC CHARACTERISTICS OF THE GRAMMATICAL STRUCTURES OF SUBJECTIVE MODALITY IN GERMAN LANGUAGE AND METHODOLOGICAL INTERPRETATION

Shovkova Tatiana Anatolevna
Academy of advocacy of Ukraine

Abstract
This article examines structural and semantic characteristics of the grammatical structures of subjective modality of the German language and their methodological interpretation (difficulty level for training)and their classification according to the criteria of "probability", "correlation with the face of the speaker, "the relationship with the mother tongue of the students."

Keywords: interference., subjective modality, the German language, the grammatical structures of subjective modality


Библиографическая ссылка на статью:
Шовкова Т.А. Структурно-семантические характеристики грамматических конструкций субъективной модальности в немецком языке и их методическая интерпретация // Филология и литературоведение. 2014. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2014/09/934 (дата обращения: 29.04.2017).

Немецкий язык богат конструкциями субъективной модальности, которые выражают субъективную оценку реальности высказывания с позиции говорящего: насколько говорящий проинформирован (уверен) о том, о чем он говорит.

Анализ научных трудов по грамматике немецкого языка, а также учебников [5;7;10], дал возможность определить основные средства выражения субъективной епистемической модальности в немецком языке:

а) модальные слова: wahrscheinlich, vielleicht,  scheinbar, angeblich, vorgeblich,  vermutlich,  mutmaß,  etwa, möglicherweise,  möglichenfalls,  voraussichtlich;  leider,    hoffentlich,    glücklicherweise, erfreulicherweise, bedauerlicherweise, seltsamerweise ит.п.;

b) синтаксические группы: aller Wahrscheinlichkeit nach, im Grunde, meiner Meinung nach идругие;

c) вставные модальные предложения: ich vermute, dass…; soviel ich annehmen kann…;

d) модально-усилительныечастицы: doch, denn, schon, nun, mal, einmal; модально-ограничительные частицы: ja, bloß, nur;

e) грамматические формы Futurum I Indikativ (для выражения неопределенности, гипотетичности), грамматические формы Futurum II Indikativ (с семантикой предположения, вероятности): Der General kam nicht. «Er wird uns bei sich erwarten», meinte Le Bas.Генералнепришел. «Наверное, он ждет нас у себя», – подумал Ле Бас.Es wird (wohl) nicht umsonst gelobet werden sein.Наверное, это не зря будет одобрено;

f) грамматические конструкции dürfen, können, müssen, mögen, sollen, wollen + Infinitiv І/ Infinitiv ІІ: er muss hier gewesen sein – я думаю, что он был здесь (я уверен, что он был здесь, у меня есть все доказательства); er soll hier gewesen sein – говорят, что он был здесь (есть мнение, я имею информацию со слов других); er dürfte hier gewesen sein – вероятно, он был здесь (мне кажется, что он был здесь); er mag hier gewesen sein – пожалуй-таки (допустим), что он был здесь (предположение основывается лишь на личном убеждении говорящего); er kann (könnte) hier gewesen sein – возможно, он был здесь (а возможно, и не был); er will hier gewesen sein – он говорит, что он был здесь (но предположение говорящего не вызывает доверия).

g) инфинитивные конструкции scheinen, glauben + zu + Infinitiv І / Infinitiv II: er scheint das zu verstehen – кажется, он это понимает; er glaubt das verstehen zu haben – он думает, что это понял;

h) дубитативный (сомнения, недостоверности) индикатив (с модальными частицами): er wird es wohl tun – он это, вероятно, сделает; vielleicht hat er versteckt sich – возможно, он спрятался;

i) Konditionalis предположения: heute würde er sie besuchen – возможно, он ее сегодня посетит; heute würden sie es nicht mehr wagen – наверное, сегодня они на это больше не осмелятся;

j) Konjunktiv I косвенной речи: Mein Bekannter sagt, er habe geheiratet – мой знакомый говорит, что он женат; man teilt mit, er sei hier – сообщают, что он здесь есть;

k) сложноподчиненные предложения: Ich vermute (glaube, meine), dass das Mädchen ist krank. Я думаю (предполагаю), что девочка больна. Es ist mögkich, dass sie zu uns kommt. Возможно, она к нам придет.Es ist zweifelhaft, ob man den Artikel schon in der nächsten Nummer bringen wird. Сомнительно, (что) мою статью поместят уже в следующий номер.

Перед нами стоит задача отобрать те грамматические конструкции субъективной модальности (ГКСМ), которые являются актуальными с точки зрения педагогической грамматики.

Обучение иностранному языку в юношеском возрасте, как отмечают ученые, осуществляется через призму ранее усвоенной системы, опосредованной между языком и миром вещей. Изучение иностранного языка рассматривается не как формирование новой мыслительной базы, а усвоение нового языкового кода, который должен взаимодействовать с уже имеющимся в сознании человека кодом родного языка [1]. В частности, В.Богородицкая утверждает, что освоение иностранного языка как варианта некоторой универсальной кодовой системы не исключает, а предполагает перманентное развитие мышления, его обогащение на базе родного и других языков, это является обоснованием того, что наиболее эффективным следует признать обучение каждого следующего языка, исходя из максимального учета лингвистического опыта студентов как в родном, так и в другом иностранном языке [1, c. 10-11].

Студенты, изучая иностранный язык, испытывают влияние родного языка во всех языковых аспектах и видах речевой деятельности, сталкиваются с межъязыковой интерференцией. Именно межъязыковая интерференция является одним из весомых факторов, который определяет содержание обучения языку, отбор конкретного языкового и речевого материала, а также дает методическую интерпретацию учебного материала по сложности.

В современной лингвометодике интерференцию классифицируют по следующим критериям: а) по источнику (межъязыковая и внутриязыковая интерференция); b) по сфере воздействия (фонетическая, лексическая, грамматическая интерференция); c) по степени учета говорящим дифференциальных признаков неродного языка (наддифференциация, недодифференциация, реинтерпретация); d) по формам проявления (явная, скрытая) [3, c. 6].

Межъязыковую интерференцию будем понимать как отклонение от нормы, наблюдаемое в речи и возникающее вследствие ошибочного отождествления по законам межъязыковой идентификации элементов иностранного языка с элементами родного, как негативное влияние одного навыка на формирование другого [3, c. 5]. Интерференция появляется тогда, когда действие, которое происходит на основе одного навыка, имеет одинаковые черты с действием, которое осуществляется на основе иного навыка [3; 8; 9]. Причиной возникновения интерференции является склонность нашего сознания к сравнениям, сопоставлениям и классификации явлений, предметов, понятий, устанавливая между ними сходство и различие, определяя дифференцирующие признаки [6, c. 44].

ГКСМ не имеют прямых эквивалентов в русском и украинском языках, а их аналогами являются описательные конструкции, которые не всегда имеют между собой четкое разграничение грамматической семантики. Поэтому студент в продуктивной речи пытается «упрощать» высказывания, употребляя вместо обозначенных структур просто модальные слова (что является типичным явлением недодифференциации).Во время восприятия речи студент тяготеет к тому, чтобы глаголу придать ядерного модального значения, а инфинитив переводит инфинитивом) – явление реинтерпретации.

Внутриязыковая интерференция охватывает отклонения от нормы иностранного языка, вызванные взаимодействием явлений в рамках иностранного языка и не вызванные влиянием родного языка [2, с. 252].

Внутриязыковая интерференция действует на уровне реинтерпретации и недодифференциации. Негативное влияние реинтерпретации и недодифференциации заключается в том, что студент, зная ядерные значения модальных глаголов, предает им такого же самого модального значения и в конструкции, а это значительно искажает ее понимание. Кроме того, есть проблема восприятия и понимания форм FuturumІиFuturum II с субъективно-модальной семантикой: студенты переносят значение модально немаркированного Futurum.

Межъязыковая и внутриязыковая интерференция лежат в основе одного из главных критериев отбора грамматического материала – критерия учета родного языка (или сопоставимости), который основывается на сходстве грамматического материала иностранного языка и родного языка: отбору подлежат те грамматические явления, которые имеют расхождения с грамматическими явлениями родного языка; родной язык используется для объяснения грамматического материала: опираясь на аналог или эквивалент грамматического явления в родном языке, студенты имеют возможность полно представить его содержание, особенности функционирования в иностранном языке [4].

В современной методике учебный материал классифицируют на:

- изоморфный (одинаковый в обоих языках): например, значения времен в индикативе, семантика степеней сравнения, значение форм повелительного наклонения и т.д.;

- частично изоморфный: например, функциональная семантика форм конъюнктива, семантика соотношения ядерных и периферийных значений предлогов в немецком и украинском или русском языках и т.д.;

- алломорфный (нет соответствий в родном языке): например, артикль, особенности употребления возвратного местоимения, порядок слов, который определяет грамматические значения компонентов предложения.

Самыми простыми для усвоения являются изоморфные в обоих языках явления, самыми сложными – частично изоморфные, алломорфные языковые явления являются средними по сложности.

В основе классификации по сходству грамматического материала следует опираться на сходства/ различия в содержании грамматических явлений, на категориально-смысловые характеристики форм и конструкций, поскольку идентичных признаков одновременно в формальном выражении и смысловом плане почти нет, ведь материальное выражение формообразующих аффиксов в двух языках в основном будет отличаться.

Грамматические конструкции субъективной модальности относятся к алломорфным, поскольку они: а) в русском языке не имеют аналогичных грамматических конструкций и переводятся описательно, б) формы Futurum I и Futurum II относятся к частично изоморфным явлениям, поскольку они, хоть и имеют модально немаркированные аналоги и эквиваленты в русском языке, однако им присуща еще и другая семантика – модально-субъективная, которая не характерна русскому или украинскому будущему времени.

Сложность овладения ГКСМ обусловлена еще и внутриязыковой интерференцией, поскольку студенты сначала осваивают «прямые» значения модальных глаголов, форм Futurum и переносят эти знания на модальные конструкции, не видя в них субъективной модальности в процессе рецепции.

ГКСМ выражают разную степень предположения. Субъективно-модальное значение глагола проявляется в структурно связанном комплексе, который включает не только предикативный комплекс, но и весь контекст. Выражая различные модальные значения предположения, модальные глаголы имеют в качестве основного члена предикативного ядра форму Infinitiv ІІ, которая усиливает субъективное предположение.

В немецком языке существует четкая градация степени предположения. Так, по сравнению с глаголами dürfen, müssen предположение, выраженное глаголом mögen, характеризуется менее уверенным характером, но более уверенным, чем предположение, выраженное глаголом können. Конструкции с глаголом dürfen выражают предположения с более высокой степенью уверенности, чем конструкции с глаголами können и mögen, но более низкой, чем с müssen.

В ГКСМ модальные глаголы подвергнуты грамматикализации, то есть теряют свое первоначальное лексическое значение и приобретают грамматических оттенков субъективной модальности. И это становится основой внутриязыковой интерференции – влияние основной семантики модального глагола на его вторичное грамматикализированное значение [5;7;10, 11].

Futurum І в одном из синтагматичних значений выражает предположение.

Ein väterlicher Rat vermag bei der Tochter viel, und hoffentlich werden Sie mich kennen, Herr Miller (Schiller). Saint-Just war vor fünf Uhr von seinem Rundgang zurück. Er wartete bis sechs. Der General kam nicht ,,Еr wird uns bei sich erwarten”, meinte Le Bas (Bredel). При гипотетическом футуре идет речь о двойной транспозицию: а) модальная транспозиция из сферы индикатива как формы, что передает реальную действительность в сфере форм с гипотетическим значением; б) временная транспозиция в сфере презенса (значение настоящего времени). Гипотетический характер футура может быть подчеркнутый модальными словамиwohl, hoffentlich, vielleicht. Fabian lächelte und trat zurück, da er eine plötzliche Umarmung des Rothaarigen fürchtete. „Es wird wohl einige Tage dauern, rufen sie täglich bei mir an”, sagte er (Kellermann). Следовательно, решающее значение для выделения гипотетического первого футура имеет не сочетание с модальным словом, а транспозиция на временной плоскости презенса (значение настоящего времени): Er wird wohl zu Hause sein (говорящий соотносит сказанное с настоящим, гипотетический футур). Es wird wohl einige Tage dauern (говорящий соотносит сказанное с будущим, футур І в его основном значении; гипотетическая модальность выражается с помощью модального слова).

Futurum ІІ имеет значение дейстивия, кторое опережает другое действие в будущем, в основном в сочетании с Futurum І: du wirst mich bedauern, wenn du alles gehört haben wirst (Wieland). Характерным для футура ІІ является то, что частота его употребления в основном значении значительно уступает частоте употребления в модальном значении – гипотетическом. Гипотетический Futurum ІІ служит для выражения предположения, догадки, которые соотносятся с прошлым временем, и есть корелятивним членом к гипотетическому футуру І: Er wird krank gewesen sein. Возможно, онбылболен. Sie müssen damals sehr müde gewesen sein. Характерной чертой гипотетического футура ІІ является не только транспозиция в плоскости прошедшего времени, но и прежде всего изменение перспективы – транспозиция в плоскости прямой временной перспективы; гипотетический Futurum ІІ не обусловлен никаким временным соотнесением относительно другого события, а относит высказывание непосредственно по отношению к моменту речи.

Модальный глагол müssen выражает вероятность с наибольшей степенью уверенности, вероятность, основанную на фактах, которая касается сферы говорящего, мысль того, кто говорит. Разница между конструкциями müssen + Infinitiv Іи müssen + Infinitiv ІІтолько временная.  Maria muss morgen kommen. Мария, наверное, завтра придет (у того, кто говорит, есть все основания думать, что Мария завтра придет). Das muß wahr sein. Это, очевидно, правда. Er muß es noch nicht gehört haben. Он, очевидно, этогонеслышал. Welches Vergnügen müßte es sein!  Какжеэто, наверное, приятно! Er wird gewiss zu mir kommen, er müßte denn krank sein. Он, конечно, ко мне придет, разве что он болен. Глагол müssen может употребляться в индикативе и в конъюнктиве II. ГКСМ с глаголом müssen в конъюнктиве указывает на то, степень вероятности немного ниже, чем ГКСМ с модальным глаголом в индикативе (степень вероятности составляет соответственно 90/85%).

Глагол mögen выражает предположение или нерешительное высказывание. Глагол mögen в форме индикатива, как правило, сопровождается утвердительной интонацией, подчеркивающей значение возможности. В сочетании с инфинитивом другого глагола mögen иногда выражает предположение с оттенком уступительности. Иногда в таких конструкциях могут употребляться частицы etwa, gegen. Er mag etwa 40 Jahre alt sein. Ему, возможно, около 40 лет.Es mochten etwa 100 Leute zugegen sein. Возможно, присутствовали около 100 человек.Es mochtegegen 3 Uhrsein. Возможно, около трех часов. Грамматические конструкции mögen + InfinitivІ и mögen + InfinitivІІ передают предположение, которое имеет большую долю уверенности, чем подобные конструкции с глаголом können. Указанные конструкции выражают обоснованное предположение, которое делает говорящий на основе собственных знаний, наблюдений. Грамматические конструкции mögen + Infinitiv І и mögen + Infinitiv ІІ отличаются обычно темпоральной семантикой. Das mag recht angenehm sein. Наверно, этооченьприятно. Es mochten wohl dreißig Leute sein. Их было, возможно, человек тридцать. Woher mag er das erfahren haben? Откуда он мог об этом узнать?  В ГКСМ mögen употребляется лишь в Indikativ (степень вероятности составляет около 60%).

Часто глагол mögen употребляется в застывшей форме mag sein, которая выражает предположение с дополнительным оттенком «и пусть себе», «ну и пусть». Diese Sonate ist hervorragend, mag sein. Aber mir gefällt sie jedoch nicht. Возможно (пусть) эта соната и выдающаяся. Но мне она не нравится. «Es mag sein, dass ich mich gelegentlich so ausgedrückt habe», sagte er. «Возможно, я случайно так выразился»,– сказал он.

 Грамматические конструкции dürfen + Infinitiv І и dürfen + Infinitiv ІІ выражают вероятность со средней степенью уверенности, которая основывается на реальных фактах, это вероятность с перспективы собственного опыта. Грамматические конструкции с dürfen часто употребляются в сочетании с наречием wohl. Глагол dürfen, хотя и грамматикализируется, однако остается в сфере модальности. Глагол dürfen в значении предположения употребляется только в форме Präteritum Konjunktiv (степень вероятности составляет около 70%). Вероятность, выраженная конструкциями с глаголом dürfen, имеет семантику личного мнения, догадки в сочетании с эмоционально-ценностными элементами семантики скромности, вежливости, уверенности. Грамматические конструкции dürfen + Infinitiv І и dürfen + Infinitiv ІІ отличаются только темпоральной семантикой. Morgen dürfte schönes Wetter sein. Вероятно, завтра будет прекрасная погода. Er dürfte sich geirrt haben. Вероятно (кажется, наверное), он ошибся. Es dürfte Sie als Anwalt interessieren, mein Freund. Вероятно, дружище, этоинтересуетВаскакадвоката.

  Глагол können в конструкциях с Infinitiv І и Infinitiv ІІ выражает предположение объективной возможности, которое характеризуется тем, что говорящий выражает предположение/ возможность, которое в одинаковой степени может соответствовать или не соответствовать действительности. Предположение, выраженное конструкцией können + Infinitiv І, совпадает по форме с основным употреблением глагола können в значении возможности. В таких случаях для различения определения названной семантики грамматической конструкции служит контекст, логическое ударение и актуальное членение предложения. Er kann zu Hause sein. 1.Он может быть дома (возможность); 2.Он, возможно, дома (предположение).

Грамматические конструкции können + Infinitiv І и können + Infinitiv ІІ отличаются только темпоральной семантикой. Ich kann mich irren. Возможно, яиошибаюсь. Der Brief könnte verlorengehen. Письмо могло и потеряться. Er kann auch Schriftsteller sein. Возможно, он писатель. Sie können es doch nicht anders gemacht haben. Возможно, они и не могли бы по-другому это сделать. Er kann ein ausgezeichneter Geiger gewesen sein. Возможно, онбылотличнымскрипачом. Глагол können может употребляться в индикативе и в конъюнктиве II. ГКСМ с глаголом können в конъюнктиве выражает вероятность, степень которой ниже, чем с модальным глаголом в индикативе (степень вероятности составляет соответственно 50/40%).

Для выражения модальности «чужого мнения» служат конструкции sollen/ wollen + Infinitiv І и Infinitiv ІІ.

Конструкции sollen + Infinitiv І и Infinitiv ІІ служат для передачи чужого мнения со слов других лиц. В русском и украинском языках соответствует вставным слова «говорят…, считают…». Er soll sehr klug sein. Говорят, чтооноченьумный. Gast Sein soll schon abgereist sein. Говорят, чтоегогостьужеотбыл. Die s frische Luft soll mir gut getan haben. Говорят, что свежий воздух мне полезен. Конструкции sollen + Infinitiv І и Infinitiv ІІ отличаются только темпорально.

В восклицательных предложениях конструкция имеет ироническое значение. Und das soll ein Mann sein! Иэто, называется, человек! Da soll einer nicht verrückt werden! И как тут не сойти с ума!

Конструкции wollen + Infinitiv І и Infinitiv ІІ выражают сомнение говорящего в истинности слов того, кто говорит. Sie will es nicht getan haben. Она утверждает, что не делала этого. Er will es nicht gewesen sein. Он говорит, что это был не он. Er will diese Arbeit allein gemacht haben. Онутверждает, якобысделалэтуработусам. Er will es nicht wahr haben. Онотрицает, чтоэтоправда. Ich will nichts gesagt haben, aber… Я ничего не утверждаю, но… Конструкции wollen + Infinitiv І и Infinitiv ІІ отличаются только темпорально.В ГКСМ sollen и wollen употребляются только в формах Indikativ.

Итак, анализ теоретических работ по проблеме модальности в немецком языке дал возможность сделать попытку классифицировать ГКСМ по критериям:

- степень вероятности: высокая вероятность (вероятность, которая тяготеет к достоверности: вероятность → достоверность), низкая вероятность (вероятность, которая тяготеет к предположению: вероятность → предположение);

- корреляция с лицом говорящего. За этим критерием ГКСМ можно разделить на 3 группы: 1. ГКСМ, которые выражают субъективную оценку говорящим сообщения (на основе опыта, знаний, уверенности того, кто говорит). Это конструкции с глаголами müssen (высокая степень вероятности), mögen (высокая степень предположения). Поскольку конструкции выражают субъективную оценку того, кто говорит, они наделены наибольшей степенью возможности в плане вероятности и предположения. 2. ГКСМ, которые выражают объективную оценку говорящим сообщения (не из знаний говорящего, а из реальных, объективных фактов, которые являются в определенной степени известны для адресата). Это конструкции с глаголами dürfen (средняя степень вероятности), können (средняя степень предположения). 3. ГКСМ, которые выражают оценку сообщения третьим лицом (говорящий будто просто констатирует определенные факты, не придавая им какой-либо оценки в плане правдивости). Это конструкции с глаголами sollen (низкая степень вероятности – информация является слишком распространенной и ей можно в определенной степени доверять, однако сам говорящий не имеет достоверных знаний в правдивости этой информации), wollen (низкая степень предположения – информация подается в интерпретации лишь третьего лица).


Библиографический список
  1. Богородицкая В. Н. Обучение второму иностранному языку в вузе (на материале видо-временных форм английского глагола) : автореф. дисс. на соискание учен. степени канд. пед. наук : спец. 13.00.02 “Теория и методика обучения: германские языки” / В. Н. Богородицкая. – М., 1974. – 37 с.
  2. Дешериева  Ю.Ю.  Проблема  лингвистической  интерференции  в  современном  языкознании / Ю.Ю.  Дешериева //  Теоретические  проблемы социальной лингвистики. – М: Наука, 1981. – С. 240–255.
  3. Козаченко О. М. Методика подолання лексичної інтерференції в польському мовленні студентів філологічних факультетів вищих закладів освіти України : автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. пед. наук : спец. 13.00.02 “Теорія та методика навчання польської мови” / О. М. Козаченко. – К., 2000. – 16 с.
  4. Лапидус Б.А. Проблемы содержания обучения языку в языковом вузе : Учеб.пособие / Б. А. Лапидус. ­– М. : Высш.школа, 1986. – 144 с.
  5. Москальская О. И. Теоретическая грамматика современного немецкого языка GrammatikderdeutschenGegenwartssprache : Учеб. для студентов вузов, обучающихся по спец. : 022600 – Теория и методика преподавания иностр. яз. и культур, 022900 – Пер. и переводоведение, 023000 – Теория и практика межкультур. коммуникации, направления 620100 – Лингвистика и межкультур. Коммуникация / Ольга Ивановна Москальская. – М. : Academia, 2004. – 348 с.
  6. Обучение иностранному языку как специальности : Учебное пособие / М. К. Бородулина, А. Л. Карлин, А. С. Лурье, Н. М. Минина и др. – 2-е изд., испр. – М. : Высшая школа, 1982. – 255 с.
  7. Шендельс Е. И. DeutscheGrammatik : Учебник для ин-тов и фак. иностр. яз. / Евгения Иосифовна Шендельс  – М.: Высш. Школа, 1982. – 400 с.
  8. CompagnonB. Interferenceandovergeneralizationinsecondlanguagelearning: theacquistitionofEnglishdativeverbsbeinative speakers of French / B. Compagnon // Language learning. – 1984. – Vol. 34. – № 3. – P. 39–67.
  9. Desselmann G. Zur Nutzung sprachpsychologischer Erkenntnisse bei der Entwicklung des Sprechens im Fremdsprachunterricht / G. Desselmann // Deutsch als Fremdsprache. – 1979. – № 1. – S. 138–144.
  10. Fritz Thomas A. Grundlagen der Modalität im Deutschen (erschienen in: Aspekte der Verbalgrammatik (Germanistische Linguistik 154). Hg. v. Ludwig M. Eichinger/Oddleif Leirbukt. Wiesbaden, 2000. – S. 85–104.
  11. Haase Martin Studien zur SITUIERUNG Aspektualität, Modalität, Temporalität.  – Köln: Inst. für Sprachwiss. Univ. zu Köln, 1991. – 127 S.


Все статьи автора «Schovkova»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: