УДК 80

КОГДА ЗАМОЛКАЕТ ВЕРТЕР: АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ ПОВЕСТВОВАНИЯ В РОМАНЕ

Музычук Анна Андреeвна
Санкт-Петербургский государственный университет

Аннотация
Несмотря на глубокую рефлексию главного героя в романе, повествование Вертера порой прерывается рассуждениями другого рассказчика, который знает и видит больше, чем доступно персонажу произведения.

Ключевые слова: Гете, Страдания юного Вертера


WHEN WERTHER SILENCED

Muzychuk Anna Andreevna
Saint Petersburg State University

Abstract
Despite the deep reflection of the protagonist in the novel, the narrative is interrupted by another narrator who knows and sees more than Werther does.

Библиографическая ссылка на статью:
Музычук А.А. Когда замолкает Вертер: анализ особенностей повествования в романе // Филология и литературоведение. 2014. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2014/07/852 (дата обращения: 12.05.2017).

«Страдания юного Вертера» – роман, созданный Гете в 1774, повествует о жизни бунтующего сердца, которое слишком полнится чувствами и переживаниями главного героя, ставшими впоследствии губительными для него.

Это и возвышает, и уничтожает литературного героя изнутри.  На протяжении практически всего романа перед читателем открывается удивительная по силе экспрессивности исповедь:  разные взгляды одного и того же человека на свою жизнь, на ее цель и смысл.

У Вертера богатый внутренний мир, который отличается  от окружающей его реальности, но вне этого обаяния незаурядности, он жалок и беспомощен: «…Я ухожу в себя и открываю целый мир! Но тоже скорее в предчувствиях и смутных вожделениях, чем в живых, полнокровных образах.  И все тогда мутится перед моим взором, и я живу, точно во сне улыбаясь миру». [ Гете , 2001 : 9-10]

Несмотря на глубокую рефлексию главного героя в романе, повествование Вертера порой прерывается рассуждениями другого рассказчика, который знает и видит больше, чем доступно персонажу произведения.

Новый взгляд лишен той субъективности, которой наделено самосознание главного героя. Вертер – как бы ему этого ни хотелось – не мог оценивать вещи объективно: он проживал каждое движение, малейшее изменение своего внутреннего мира.

«Всевидящий» повествователь в романе скрывается от читателя, появляясь явным образом в предисловии, где он снимает с себя ответственность, говоря о том, что является только проводником той истории, которой суждено предстать перед читательским взором: «Я бережно собрал все, что мне удалось разузнать об истории бедного Вертера, и думаю,  что Вы будете мне за это признательны. Вы проникнитесь любовью и уважением к его уму и сердцу и прольете слезы над его участью». [ Гете , 2001 : 5]

«Друзья мои! Почему так редко бьет ключ гениальности, так редко разливается полноводным потоком, потрясая ваши смущенные души? Милые мои друзья, да потому, что по обоим берегам проживают рассудительные господа, чьи беседки, огороды и клумбы с тюльпанами смыло бы без следа, а посему они ухитряются заблаговременно предотвращать опасность с помощью отводных каналов и запруд», – говорит повествователь в романе.  [ Гете , 2001:23] Однако стоит задуматься Вертер ли произносит это: приведенный отрывок очень напоминает авторские отступления, которые читатель встречал в литературных произведениях не раз, например, на страницах «Мертвых душ» или «Героя нашего времени».

В случае с романом Гете мы имеем дело, согласно концепции Шмида, с недиегетическим нарратором, который (как это особенно подтверждается в главе «От издателя читателю»)  не включен в повествование как герой литературного пространства,  то есть как диегетический, но рассказывает историю от третьего лица.

Такая особенность выражается в изложении трагической судьбы Вертера в следующего типа высказываниях: «Горькую участь героев песнопения [песен Оссиана]  они ощущали как собственное горе, ощущали его вместе, и слезы их лились согласно». [ Гете , 2001:159] Или же в этой сцене: «Слуга принес Вертеру пистолеты, и тот взял их с восторгом, когда услышал, что их дала сама Лотта». [ Гете , 2001:170]

Рассказ о страсти крестьянина к хозяйке спроецирован на реалии внутреннего кровоизлияния души Вертера.  Эта вставная история в повествовательном потоке писем рассказчика играет особую роль. Вертер понимает молодого человека, который мучился от любви к недоступной женщине, но он не разделяет его действия в реальном мире, а видит их как мечтатель, в мире вымышленном. В нем же герой гетевского романа представлял не раз, как после смерти Альберта Лотта остается с ним.

Однако реальность бьет по главному герою. И, выслушивая вердикт в отношении  несчастного крестьянина, он подписывает незримый приговор самому себе.  Своему мировоззрению или, скорее всего, мироощущению, так как чувства составляли огромную часть его индивидуальности.

Таким образом, для раскрытия внутреннего мира главного героя, Гете потребовалось ввести в ткань повествования главу «От издателя читателю», а также то и дело пропускать сквозь рассуждения Вертера нить других текстов. Преломляясь от главного конфликта в романе, они актуализировались во вставных историях. Например, в повествовании о безнадежно влюбленном крестьянине, который совершил преступление. Конечно, проецирование судьбы этого рассказчика на жизнь Вертера нельзя назвать полноценным – все-таки Вертер не убил Альберта – тем не менее, эта линия продолжает жить как потенциальный выход из фатального треугольника.


Библиографический список
  1. Гете И. Страдания юного Вертера. Санкт-Петербург . : Издательство «Наука», 2001. –  254 с.


Все статьи автора «Muzychuk Anna»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: