ПАНОВА А.Б. ЖЕНЩИНА-КУХАРКА ИЛИ «СТЕКЛЯННАЯ ЗМЕЯ»?


ПАНОВА А.Б. ЖЕНЩИНА-КУХАРКА ИЛИ «СТЕКЛЯННАЯ ЗМЕЯ»?


Библиографическая ссылка на статью:
// Филология и литературоведение. 2012. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2012/10/339 (дата обращения: 09.05.2017).

Женщина-кухарка или «стеклянная змея»?
(Женские образы в литературе латиноамериканских писателей Ж. Амаду и Л. Эскивель)

 

После длинного ряда произведений, написанных мужчинами и про мужчин, книги «Дона Флор и два её мужа» и «Габриэла, гвоздика и корица» Жоржи Амаду и «Шоколад на крутом кипятке» Лауры Эскивель дают благодатную почву для обсуждения. Это романы, в каждом из которых рассказывается история любви женщины. Единственное, пожалуй, что можно найти в них общего, что все героини в жизни имели какие-то потрясения.

В романе «Габриэла, гвоздика и корица» особого мастерства от Ж.Амаду потребовала проработка образа и внутреннего мира героини. Перед ним стояла нелёгкая задача – написать так, как ни одна женщина не смогла бы сделать, и для этого ему пришлось понять психологию представительниц слабого (такого ли уж слабого?) пола, научиться думать и чувствовать так же, как и Габриэла. Все высказывания от лица мужчин легко объяснимы – ведь образ героини получился более чем притягательный… И дело даже не в том, что Амаду, описывая женщину, возможно, воплощает в ней все свои эротические фантазии, а в том, что он проникает в её внутренний мир, говорит так просто, как будто читает её душу, как будто там для него нет тайн. В немых диалогах чувствуется напряжённость, пронзительность, острый психологизм. Несмотря на эту «женскость», Амаду не даёт нам забыть, что пишет роман мужчина – это выдают реплики героев, которые адресованы Габриэле. Чем, как не этим, можно объяснить такой сильный эффект фразы «пусть по другому тоскует она, эта единственная в мире женщина, которая способна удержать его, привязать к этому маленькому какаовому порту, согнуть и покорить…»? Для сильного мужчины, о котором мечтают многие женщины, главное – свобода, с ней он вряд ли расстанется. Амаду даёт своим читателям (в большей мере читательницам) готовый рецепт, какой надо быть, чтобы завоевать сердце такого, как Сете Волтас. Точно такой же рецепт «семейного счастья» он оставляет и в «Доне Флор»: нужно первую часть своей жизни бурно провести с типичным Гулякой, чтобы испытать весь спектр человеческих чувств от блаженства до боли, а вторую – с надёжным, спокойным и высоконравственным доктором Теодоро. И в идеале, конечно же, воззвать к духам и вернуть первого в качестве приятного приложения. А чему учит книга Лауры Эскивель? Ну, разве что при правильной дозировке специй и собственных слёз можно вызвать такую волну похоти, что демографический кризис окажется проблемой надуманной.

У Эскивель читатель встречается с домохозяйкой, которая готовит, плачет, опять готовит, опять плачет и при этом постоянно ненавидит собственную мать. Всё кажется настолько наигранным, мелодраматичным, что в конце концов создаётся ощущение не чтения, а просмотра очередной «мыльной оперы». Тита из романа «Шоколад на крутом кипятке» не связана с большим числом людей – её круг общения ограничивается семьёй, доктором Джоном и служанками, и, кажется, её образ не несёт никакой функциональной нагрузки (если не считать, что с Титой порвалась чудовищная традиция использовать младшую дочь в качестве сиделки для матери).

Две героини – Тита и Габриэла – их жизни были связаны с кухней, но если одна полностью в ней увязла и через приготовление блюд выражала все свои переживания, то для второй это не стало смыслом жизни: Габриэла готовила только потому, что действительно любила это делать, потому что это её не обременяло, и делала это от души.

Что касается кулинарной тематики в романах этих писателей, то тут тоже легко можно угадать женское и мужское авторство. В романе «Шоколад на крутом кипятке» блюда так органично вписываются в повествование, что начинают репрезентировать саму героиню, говорить за неё (иногда достаточно прочитать название главы или список продуктов, которые необходимы для приготовления кулинарного шедевра, чтобы понять, в каком душевном состоянии находится человек и что с ней произойдёт). Уловить такую тонкую связь между блюдом и настроением может лишь женщина, которая немало времени провела на кухне. Амаду напротив не привязывает женщин к плите, и уже этим подчёркивает их индивидуальность и свободу; он использует рецепты больше для украшения книги и для выполнения второй поставленной задачи – передать национальный колорит баиянской жизни.

Жоржи Амаду не делает из своих книг заурядное описание жизни женщины со всеми её печалями и радостями, он рисует полную картину места, времени, происходящих событий, в которых участвует его героиня. Он показывает её значимость не только внутри семьи, но и в обществе. Казалось бы, что, с точки зрения современного человека, хорошего в Габриэле? Она не образована, не может поддержать светскую беседу, не проявляет никакую гражданскую активность и вдобавок – в мыслях (!) постоянно изменяет своему «мужу» Насибу (хотя последнее как раз является характерной чертой нынешнего поколения). С доной Флор дела обстоят немного лучше («Ты был великолепен! Правда, я не всё поняла, но всё равно мне понравилось»), но и она в гражданском отношении никак не проявляет себя, к тому же, то и дело вязнет в своих греховных эротических желаниях, чем немало мучает себя. Однако у неё есть собственная кулинарная школа «Вкус и искусство», что выдает в ней зачатки деловой женщины. Парадокс заключается в том, что этим женщинам вовсе не нужно заниматься политикой для переустройства общества, им нужно просто быть, и тем самым они меняют среду, в которой живут. В предисловии к произведению «Дона Флор и два её мужа» автор чётко обрисовывает цель своего романа – противопоставить дону Флор буржуазному обществу с «ограниченностью его горизонтов» и «неспособностью к полнокровной жизни» и показать, что любовь способна преодолеть многое и помочь человеку выжить.

Если выбирать, какой героине подражать, то, наверное, женщины нынешнего поколения последуют примеру Габриэлы и Флор – быть свободными, независимыми, гордыми и вечно желанными, сводить с ума и заставлять одним взглядом бросать свободу к своим ногам… «Она была стеклянной змеёй, у неё не было яда, но она приносила горе, она проходила мимо мужчин как тайна, как чудо».



Все статьи автора «StasyaPanova»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: