УДК 81.33

ТРАНСФОРМАЦИЯ КАК ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ЭЛЕМЕНТ ТЕХНИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ

Самаренкина Сания Закирзяновна1, Сергеева Юлия Сергеевна2
1Набережночелнинский филиал ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технический университет им. А. Н. Туполева-КАИ, кандидат педагогических наук, доцент кафедры гуманитарных и социальных дисциплин,
2Набережночелнинский филиал ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технический университет им. А. Н. Туполева-КАИ, студент

Аннотация
В статье рассматривается трансформация как лингвистический элемент технических текстов, автор рассматривает также возможности и условия трансформационного анализа текста, в том числе научного и технического.

Ключевые слова: лингвистический анализ, технический текст, трансформационный анализ, трансформация


TRANSFORMATIONS AS LINGUISTIC ELEMENT IN SCIENTIFIC AND TECHNICAL LITERATURE

Samarenkina Saniya Zakirzjanovna1, Sergeewa Yuliya Sergeevna2
1Naberezhnye Chelny branch of Kazan State Technical University named after A.N. Tupolev-KAI, PhD in Pedagogical Science, Assosiate Professor
2Naberezhnye Chelny branch of Kazan State Technical University named after A.N. Tupolev-KAI, student

Abstract
The paper considers transformation as a linguistic element of technical texts, the author studies also opportunities and conditions of the transformational analysis of the scientific and technical texts.

Keywords: linguistic element, technical texts, transformation, transformational analysis


Библиографическая ссылка на статью:
Самаренкина С.З., Сергеева Ю.С. Трансформация как лингвистический элемент технических текстов // Филология и литературоведение. 2016. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2016/01/1872 (дата обращения: 30.04.2017).

Трансформация в широком смысле понимается как преобразование лингвистических единиц или элементов. Простейшие изменения элементов синтаксических единиц являются результатом их перестановки, замещения или субституции, добавления и сокращения, выкидки. В структурной лингвистике 60-х годов XX века получают всеобщее признание метод трансформационного анализа синтаксиса. Трансформационный метод анализа исходит из убеждения, что «синтаксическая система языка может быть разбита на ряд подсистем, из которых одна является ядерной, исходной, а все другие – ее производными. Ядерная подсистема – это набор элементарных типов предложений; любой сколько-нибудь сложный синтаксический тип представляет собой трансформ одного или нескольких ядерных типов, т. е. известную комбинацию ядерных типов, подвергнутую ряду преобразований (трансформаций)» [1, с. 181].

Метод трансформации как особая система аналитических процедур был введен З. Хэррисом. Первоначальный перечень трансформаций английского языка описан в его работе «Discourse Analysis» [2, с. 38]. Одновременно с ним  Н. Хомский начал изучать трансформации и их место в лингвистическом анализе. Среди учеников З. Хэрриса  он выделяется тем, что создал новое направление в изучении грамматики, которое называют трансформационной грамматикой. Она стремится вскрыть картину синтеза, порождения или развертывания речи из заданных элементов системы, в синтаксисе – из элементарных ядерных конструкций. Грамматика, по выражению Хомского, представляет собой своего рода механизм, порождающий правильные («отмеченные») предложения определенного языка. Носитель языка проверяет степень пригодности созданной лингвистами порождающей модели.

Простейшие операции подстановки одних речевых единиц вместо других пронизывают естественную речевую деятельность во всех ее сферах. Преобразования такого вида составляют неотъемлемую часть процессов восприятия речи и ее продуцирования. Начиная с овладения языком в раннем детском возрасте, можно наблюдать замены и перестановки отдельных слов в высказывании. В большинстве случаев ребенок не повторяет дословно текст, а вносит в него некоторые изменения. Один из самых частых приемов – перемена порядка следования слов. Часто наблюдаются  «синонимические» замены слов, а также пропуски отдельных кусков текста,  в каком-то отношении «избыточные» для общего понимания высказывания, и вкрапления новых элементов.

Перевод с одного языка на другой может тоже рассматриваться как преобразование текста. Владение каким-либо языком вообще предполагает способность говорящего использовать многообразие средств для выражения мысли. Чем совершеннее знание языка, тем шире используется система его синонимики.

Таким образом, преобразования, такие как перемена порядка следования слов, «синонимические» замены слов, пропуски отдельных кусков текста при пересказе или вкрапление новых элементов при объяснении или растолковывании носят спонтанный характер, они составляют необходимое условие нормальной речевой деятельности. Носители языка неосознанно и постоянно совершают преобразования в процессе коммуникации.

Описательная лингвистика, нацеленная на анализ смысла языковых элементов, всегда обращалась к преобразованиям, которые уподоблялись,  естественно, речевым процедурам говорящих. Проблема синонимии в лингвистике считается одной из самых важных. Как нам известно, синонимами называются слова, допускающие взаимозамену в определенных употреблениях. Понятие синонимии распространяется и на грамматические средства. Ряды грамматических синонимов определяются также с помощью подстановок. Ср.: Он не сделал этого из-за болезни. Он не сделал этого, потому что заболел. Заболев, он не сделал этого.

Трансформационный анализ текста в значительной части охватывает традиционные вопросы синонимии, в первую очередь синтаксической. Падучева Е. В. в своей работе «О семантике синтаксиса» предлагает определение синтаксической синонимии, данное Апресяном: «Синтаксическая синонимия задается преобразованием, которое не меняет состава знаменательных лексем предложения, а меняет лишь их грамматические формы и набор служебных слов, ср.: из-за того, что он отсутствует ↔ из-за его отсутствия[3, с. 20]. Описательное языкознание накапливает сведения о синонимах, собирая факты текстовых употреблений. Структурная лингвистика систематически использует прием преобразования единиц текста для выявления потенциальных свойств языковых элементов.

Предпосылки трансформационного метода содержат многие практические грамматики отдельных языков. С помощью преобразований А. М. Пешковский демонстрирует различие между сочинением и подчинением предложений. Возможность перестановки двух простых предложений в составе сложного указывает на сочинительную связь. Ср.:

Язык мой немеет, и взор мой угас.

Взор мой угас, и язык мой немеет.

Невозможность такой перестановки указывает на подчинительную связь. Ср.: Он говорит, что хозяин приехал.

Хозяин приехал, что он говорит. [4, с. 112]

С. О. Карцевский отметил различие между моторно-некратными и кратными глаголами, которое проявляется в том, что кратные не могут заменять некратные при употреблении со сравнительными формами (союзом как или творительным падежом).

Ср.: Поезд ползет, как черепаха не допускает замену ползет на ползает; или летит стрелой, невозможно заменить на летает стрелой.

В синтаксисе сложного предложения придаточные предложения классифицируют по их сходству с простыми членами предложения. Так, дополнительные придаточные предложения по функции близки к дополнению (ср.: Говорят, что строят дом. Говорят о строительстве дома), обстоятельственные – к обстоятельству (Он не пришел, так как заболел. Он не пришел по причине болезни) и т. д. Таким образом, описательный синтаксис отмечает эквивалентность разных форм и словосочетаний по их структурным свойствам.

Как показывают приведенные факты, элементы трансформационного анализа широко применяются в языкознании. Однако в описательной работе они носят эпизодический характер, сознательно и систематически не применяются, выступают в сочетании с другими приемами изучения языка.

Структурная лингвистика делает попытку формализовать трансформационный метод. Это приводит к эффективным результатам, к новой проблематике исследования и новой форме описания синтаксических явлений.

Метод трансформационного анализа в лингвистике имеет в качестве опоры соответствующие аналогии в логике и математике. Мы не будем подробно останавливаться на объяснениях математических функций, а лишь заметим, что в теории множеств используются такие понятия как отображение и изоморфизм. Исходя из определений этих понятий, лингвистическую трансформацию можно рассматривать как один из видов отображений (функций). Изучая правила замещения элемента одного множества его образом в соответствующем ему множестве, можно выявить инвариантные свойства элементов.

Обращение к некоторым понятиям математики позволяет более строго подойти к определению лингвистических трансформаций, более корректно с формальной стороны применять правила преобразований.

Как было показано, идеи трансформационного анализа опираются на широкий круг процессов, имеющих место в речевой коммуникации и мыслительной деятельности человека. Языкознание использует некоторые преобразовательные приемы в описании словаря и грамматики. Были высказаны принципиальные установки на необходимость обращения к экспериментам с преобразованиями языковых элементов при оценке лингвистических описаний. В известной работе1931 г. «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» [5, с. 121] Щерба выступил с критикой описательного языкознания. Большинство лингвистов подходит к живым языкам как к мертвым, т. е. накапливает языковой материал, иначе говоря, записывает тексты, а потом обрабатывает их по принципам мертвых языков. По его мнению, при этом получаются мертвые словари и грамматики. Исследователь живых языков должен поступать иначе. В языке необходимо ввести принцип эксперимента. Сделав какое-либо предположение о смысле того или иного слова, формы, о том или ином правиле словообразования или формообразования, следует пробовать, можно ли сказать ряд фраз, применяя это правило. Утвердительный результат подтверждает правильность постулата. Отрицательные результаты, по мнению Щербы, особенно поучительны. Они указывают или на неверность постулируемого правила, или на то, что правила уже больше нет. Полную законность и громадное значение этого метода Щерба видел в том, что обучение языку (ребенка или взрослого) сопровождается исправлением его ошибок, что играет большую роль в усвоении языка.

Очевидно, что техника лингвистического эксперимента трудна и требует некоторых предосторожностей. Записывать тексты может всякий, хорошо записывать тексты уже гораздо труднее. Образец блестящего эксперимента дал сам Щерба. Искусственно построив высказывание (глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокрёнка), он наглядно продемонстрировал ту часть содержания высказывания, которая выражается его грамматической конструкцией. Лексическое содержание в этом примере является пустым и основы слов реально не встречаются в русском языке. Впоследствии конструкции такого типа стали применять для оценки грамматической правильности высказывания. Такой метод экспериментирования очень плодотворен в синтаксисе, лексикографии, стилистике.

Имея в качестве исходных данных для некоторого корпуса текстов морфемы, классы морфем и конструкции, для которых указаны позиции классов, можно дать определение трансформации.

«Если две или более конструкции, содержащие одни и те же n классов, встречаются с одним и тем же набором из n членов этих классов в одном и том же окружении, эти конструкции называются трансформами друг друга» [6, с. 236].

Говорят, что каждая из них может быть получена из другой посредством определенной трансформации. Например, конструкции NnVvNn (Плотники строят дом) и VnNnNn (Строительство дома плотниками) содержат одну и ту же тройку классов и удовлетворяются одними и теми же членами этих классов. Пример из английского языка: конструкции NVvN и N’sVingN удовлетворяются одними и теми же тройками членов классов N, V, N: the foreman ‘прораб’, put up ‘вывешивать’, the list ‘список’: the foreman put up the list, ‘прораб вывесил список’, the foremans putting the list up ‘вывешивание списка прорабом’.

Трансформации основываются не на абсолютном тождестве состава членов классов, а на определенном сходстве между ними в разных конструкциях. Допускаются некоторые различия в порядке следования классов, в составе индивидуальных морфем и в дополнительно вставляемых классах. З. Хэррис выдвинул понятие трансформации как свойства преобразуемости (трансформируемости) высказываний, основанное на эквивалентности лексического состава и синтаксических отношений между их компонентами. Областью трансформации является конструкция, поскольку индивидуальное окружение каждого класса можно охарактеризовать как особое только по отношению к конструкции.

Таким образом, обязательным условием для трансформационного анализа становится членение текста на конструкции. Если рассматривать трансформации как операции преобразования конструкций в общем виде, то теоретически возможности операций сводятся к заменам, перестановкам, добавлениям и определениям некоторых элементов. Типичными показателями преобразований в тексте являются: морфемы-заместители; нулевые формы в параллельных предложениях с повторяющимися компонентами, которые комбинируются с разными соединителями; инверсия после вопросительного элемента; добавление связочных элементов и опущение ряда классов морфем как при субстантивации. Все эти указатели трансформаций можно обобщить в понятии оператора трансформации (производителя преобразования). Становится очевидным, что в зависимости от объекта, к которому применяется оператор, мы будем получать разные результаты трансформаций.

Поэтому становится ясным тот факт, что вообще невозможно составить полный перечень трансформаций для какого бы то ни было языка. Однако это обстоятельство не снимает большого практического и теоретического значения применения трансформаций.


Библиографический список
  1. Апресян Ю.Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики / Ю.Д. Апресян // М.: Просвещение, 1966. – С. 181.
  2. Хэррис З. Discourse Analysis / З. Хэррис // Language, vol.28, №1, 1952.
  3. Падучева Е.В. О семантике синтаксиса / Е.В. Падучева // М.: Наука, 1974. –                С. 20.
  4. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении / А.М. Пешковский // М., 1957. – С. 112.
  5. Щерба Л.В. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании / Л.В. Щерба // Изв., Отд., №1, 1931. – С. 113-129.
  6. Засорина Л.Н. Введение в структурную лингвистику / Л.Н. Засорина // М.: Высшая школа, 1974. – С. 319.


Все статьи автора «Самаренкина Сания Закирзяновна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: