УДК 81

ПРОБЛЕМА ВАРИАТИВНОСТИ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА

Шоркина Екатерина Юрьевна
Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия

Аннотация
Статья посвящена изучению языковой картины мира. Рассматривается вопрос об универсальности и уникальности национальных картин мира. Сочетание этих свойств обусловливает, с одной стороны,возможность взаимопонимания представителей разных культур, с другой – обеспечивает самобытность национальных культур. Специфика русского восприятия мира показана на примере уникального концепта «авось».

Ключевые слова: авось, модель мира, образ мира, языковая картина мира


THE PROBLEM OF VARIABILITY OF THE LANGUAGE PICTURE OF THE WORLD

Sorkina Ekaterina Jur'evna
Nizhny Novgorod state agricultural Academy

Abstract
The article is devoted to the study of the language picture of the world. Discusses the question of the universality and uniqueness of the national pictures of the world. The combination of these properties causes on the one hand the possibility of mutual understanding between representatives of different cultures and provides their cultural identity. The specifics of the Russian perception of the world shown on the example of a unique concept "maybe".

Keywords: language picture of the world, maybe, the image of the world, the model world


Библиографическая ссылка на статью:
Шоркина Е.Ю. Проблема вариативности языковой картины мира // Филология и литературоведение. 2015. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2015/09/1690 (дата обращения: 29.04.2017).

Люди, говорящие на разных языках, смотрят на мир по-разному. Каждый язык ни много ни мало отображает уникальную картину мира его носителей.

Термин «языковая картина мира» был введен в научную терминологию немецким языковедом Лео Вайсгербером, который считал, что картина мира – это система всех возможных содержаний: духовных, определяющих своеобразие культуры и мировосприятия данной языковой общности, и языковых, обусловливающих существование и функционирование самого языка, а языковая картина мира конкретной языковой общности – это ее общекультурное достояние. B основе современной теории языковой картины миралежит идея о том, что язык есть не прямое отображение мира, но творческий акт его интерпретации и моделирования.

При этом знание о мире в языке этнически обусловлено. Еще В. Фон Гумбольдт говорил: «Разные языки – это отнюдь не различные обозначения одной и той же вещи, а различные видения ее. Языки и различия между ними должны рассматриваться как сила, пронизывающая всю историю человечества» [1]. Вот как об этом говорит современный лингвист Ю.Д. Апресян: «… в каждом естественном языке отражается определенный способ восприятия мира, навязываемый в качестве обязательного всем носителям языка» [2].

При сопоставлении разных языковых картин мира обнаруживаются значительные расхождения между ними, причем иногда весьма очевидные. Так, носителям русского языка кажется оригинальным, что в психической жизни человека можно выделить интеллектуальную и эмоциональную сферу, причем интеллектуальная жизнь связана с головой, а эмоциональная – с сердцем. Мы говорим, что у кого-то светлая голова или доброе сердце; думаем и запоминаем головой (поэтому, задумавшись, мы подчас «чешем в затылке», а внезапно вспомнив что-то, мы можем стукнуть себя по лбу), а чувствуем сердцем и, переволновавшись, хватаемся именно за сердце. Мы понимаем, что иногда бывает так, что «ум с сердцем не в ладу». Нам кажется, что иначе и быть не может, и мы с удивлением узнаем, что такая картина мира вовсе не универсальна.

Как простыми словами можно объяснить понятие «языковая картина мира»? Если говорить совсем просто, языковая картина мира – это все особенности мышления, склада ума, культуры, истории той или иной нации, отраженные в каком-либо языке, или, с другой стороны, некий маленький шаблон, через который мы воспринимаем окружающий мир [3].

Язык – своего рода коллективная философия, образ мира, в существенных деталях отличающийся от научной картины мира. Языковая картина мира – это национально или индивидуально специфический способ знакового представлений знаний о мире, системы ценностей и моделей поведения средствами общеязыковой системы.

Приведу пример того, как своеобразно отражается в разных языках внешний мир. Например, слово снег у народов севера имеет много уточнений (до 20 наименований), а у жителей пустыни до 30 названий разновидностей песка. В русском языке различаются часы наручные, песочные, настольные (т.е. это многозначное слово), а в немецком, французском языках это будут разные слова. Русский человек различает синий и голубой цвета, а для немца – это один цвет. Есть языки, где существует кроме ед. и мн. чисел, еще и двойственное, числовые формы для трех и четырех предметов. А в языке племени Наваха (Америка) все слова являются отглагольными (т.е. весь мир видимо им представляется в действии). Было установлено, что в немецком языке много слов для обозначения отваги, смелости и т.д., а во французском – чувств, любви, взаимоотношений.

К русской языковой картине мира обращаются лингвисты всех направлений и литературоведы.

В чем основная особенность русской языковой картины мира? Довольно сложно говорить об одной какой-то особенности, так как их довольно немало.

Некоторые авторы утверждают, что в основе русской языковой картины мира лежит определенный смысл, связанный с такими понятиями, как душа, судьба, тоска, счастье, справедливость, разлука. Однако частично эти концепты находят выражения и в языковой картине мира других народов (особенно душа, счастье, справедливость).

Приведем некоторые примеры формулирования языковой картины мира: «в жизни всегда может случиться нечто непредвиденное» (если что, в случае чего, вдруг), но при этом «всего все равно не предусмотришь» (авось); «человеку нужно много места, чтобы чувствовать себя спокойно и хорошо» (простор, даль, ширь, приволье, раздолье), но «необжитое пространство может приводить к душевному дискомфорту» (неприкаянный, маяться) [6; 7].

По-русски мы говорим «птичка на дереве», а по-английски или по-французски надо сказать буквально «в дереве». Это ведь не просто разница предлогов. Это немножко другая картинка. Мы дерево воспринимаем, как совокупность веточек, поверхности. И вот птичка на нем сидит. А английский и французский языки рисуют дерево, как такой шарик, состоящий из веточек, и птичка внутри. А если мы скажем «в дереве», то будем иметь в виду, например, что она в дупло забралась. И ведь этот пример касается такой простой вещи! Совершенно элементарная ситуация пространственной ориентации [9].

Русское авось – частица, точно отражающая особенности русской культуры и русского национального характера [10; 11]. Согласно данным толковых словарей авось означает просто «возможно, может быть». Кроме того, в русском языке есть частица «может быть», которая имеет соответствия в других европейских языках. Но слово авось означает нечто иное, чем слово «возможно», хотя при переводе на англ. язык за неимением лучшего обычно пользуются словом perhaps – “возможно”. Тем не менее есть случаи, когда слово perhaps не может быть переведено на русский авось, в качестве примера, попробуйте перевести “Perhaps John didil?” – Авось Иван это сделал? То, что авось очень важная частица в русском способе мышления доказывает то, что она собирает вокруг себя целую группу родственных слов и выражений: наречное сочетание на авось, существительные – авоська, т.е. будущий желанный случай, счастье, удача, и авоська, т.е. сетчатая сумка, которая могла бы пригодиться будь она под рукой, глагол авоськать (иметь обыкновение говорить авось; пускаться на авось, на удачу, на безрассудную отвагу, беззаботно надеяться). Об огромной роли русского авось говорит большое количество, передаваемых из поколения в поколение народных пословиц и поговорок: «Авось, да небось, да как-нибудь», «Держись за авось, пока не сорвалось», «Полечат, авось залечат», «Авось – вся надежда наша», «Русский на авось и взрос», «Русский человек любит авось».

Так что же значит русское авось? По существу это отношение, трактующее жизнь как вещь непредсказуемую: нет смысла строить планы и пытаться их осуществлять; невозможно рационально организовывать свою жизнь, поскольку жизнь нами не контролируется; самое лучшее, что остается делать, это положиться на удачу. Если у нас хорошо, то это лишь потому, что нам просто повезло, а вовсе не потому, что мы овладели каким-нибудь знанием или умениями и подчинили себе окружающий нас мир.

Точно также дело обстоит и с эмоциями. Конечно, люди чувствуют одинаково, но ведь оттенки могут быть разными. И это не просто разные чувства, а это пространство эмоциональное. Прежде, чем мы какое-то чувство назовем, мы должны из этого эмоционального пространства выбрать какой-то маленький кусочек, считать, что вот это совокупность эмоций, вот это одна и та же эмоция, а вот какая-то уже совсем другая.
Бахтин говорил, что слово пахнет контекстами. Вот этот запах он тоже потеряется при переводе. Люди, разумеется, всегда люди, но, тем не менее, язык нам навязывает разные представления о том, какие эмоции вообще бывают, подсказывают как бы нам эмоциональные реакции, что мы должны чувствовать в той или иной ситуации. Потому что народ со своим многовековым опытом отлил какую-то совокупность эмоций в такой сплав, в котором даже трудно разобраться.

Русский поэт Ф.И.Тютчев уместил в одно гениальное четверостишье всю русскую языковую картину мира… Можно сказать, сохранил на все времена:

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать –
В Россию можно только верить.

Таким образом, русский язык, как и любой другой естественный язык, отражает определенный способ восприятия мира. Владение языком предполагает владение картиной мира, отраженной в этом языке. Совокупность представлений о мире, заключенных в значении разных слов и выражений русского языка, складывается в некую единую систему взглядов и предписаний, которая в той или иной степени воспринимается всеми говорящими по-своему, по-разному.


Библиографический список
  1. Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию / Под ред. В.Рамишвили. М.: Прогресс, 1984.  397 с.
  2. Апресян Ю. Д. О человеке по данным языка // Вопросы языкознания. 1995. № 1.С. 55-66.
  3. Кочнова К.А. О многообразии терминологии в вопросе изучения  языковой картины мира писателя // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 4-1. С. 56-59.
  4. Яковлева Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели про­странства, времени и восприятия). М.: Гнозис, 1994. 343с.
  5. Лазаревич О.Н. Теоретические проблемы описания фрагментов языковой картины мира: автореф.дис… канд.фил.наук. Одесса, 1995.
  6. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987.
  7. Кочнова К.А. Роль этнических стереотипов в межкультурной коммуникации // Вестник Мининского университета. 2013. № 2. С. 7.
  8. Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира / Под ред. Б.И. Серебренникова. М.: Наука, 1988. С. 8-69.
  9. Кочнова К.А. Природное время в языковой картине мира писателя: к проблеме исследования // Филология и литературоведение. 2015. № 2 (41). С. 3-7.
  10. Кузьмина Е. О. Метафизическая сущность «авось», «небось» и «как-нибудь» как средство выражения ментальности русского народа// Филология и лингвистика в современном обществе. М., 2012. С. 33-38.
  11. Кочнова К.А. Язык культуры: концептуальный анализ языка // Тенденции развития языка СМИ: актуальные проблемы. Тамбов, 2010. С.179-182.
  12. Санцевич Н.А. Моделирование вариативности языковой картины мира: автореф.дис… канд.фил.наук. М., 2003 21 с.
  13. Кочнова К.А. Культурология: Учебное пособие. Н.Новгород: НГСХА, 2014. 196 с.


Все статьи автора «Шоркина Екатерина Юрьевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: