УДК 82-311.2

ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ИДЕИ ЧЕЛОВЕКА В РОМАНЕ А.Т. ГУБИНА «МОЛОКО ВОЛЧИЦЫ»

Шумейко Юлия Александровна
Северо-Кавказский федеральный университет

Аннотация
В данной статье рассматриваются индивидуальные аспекты двух героев – Глеба и Марии, которые предполагают характеристику их человеческих качеств вне зависимости от родовой или социальной предопределенности.

Ключевые слова: индивидуальность, индивидуальный аспект, образ героя, черты характера


INDIVIDUAL ASPECTS OF MAN'S IDEAS IN THE NOVEL A.T. GUBIN «MILK OF WOLF»

Shumeyko Yuliya Aleksandrovna
North-Caucasus Federal University

Abstract
This article focuses on individual aspects of the two heroes – Gleb and Mary, which assume their characteristic human qualities irrespective of tribal or social determinism.

Keywords: character traits, image of the hero, individual aspect, individuality


Библиографическая ссылка на статью:
Шумейко Ю.А. Индивидуальные аспекты идеи человека в романе А.Т. Губина «Молоко волчицы» // Филология и литературоведение. 2014. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2014/12/1100 (дата обращения: 03.05.2017).

Индивидуальный аспект предполагает характеристику качеств человека вне зависимости от его родовой или социальной предопределенности. Индивидуальный – это «личный, свойственный данному индивидууму, отличающийся характерными признаками от других» [3, с. 87].

В романе каждый герой достоин отдельного обсуждения, так как все характеры выписаны красочно, живо, запоминающее. Т.П. Батурина справедливо замечает, что «Губин ярок в красках. На палитре его нет, пожалуй, только одной – серой. Нанося на свой холст краски, каждый характер выписывает выпукло, всегда трехмерно, избегая плоских, бесплотных изображений» [1, 137]. Мы остановимся на анализе личных качеств Глеба Есаулова, так как и название романа, и его построение говорят о том, что он – одна из центральных и направляющих фигур.

У А. Губина волчье – жестокое, звериное. Символика волчьего возникает, в основном, тогда, когда речь идет именно о Глебе. Животное начало в характере героя соотносится с его собственничеством, жадностью, жестокостью.

Этот герой возник первым в воображении автора. Глеб – один из трех братьев Есауловых,  казак. Но собственно казачьего в нем мало. Для казака главное  верность присяге, войску, а для Глеба – дом, нажива. Он не любил воевать, ему хотелось только богатства. Когда началась революция, когда люди разделились на красных и белых, когда его родные братья оказались по разные стороны этой революции, он продолжал спокойно работать себе на благо. Спиридон, «белый» брат, как-то сказал ему: «Это жизнь райская: ни белый, ни красный – сам себе господин. Да только где же ты такую жизнь видал?» [2, с. 350].

Его собственничество выписано мастерски. В голове героя постоянно была мысль о том, где бы заработать, как бы извлечь выгоду из всего, что его окружает. Писатель так говорит о характере Есаулова: «Три сердца бились в теле Глеба – жадность, страх и любовь. Одолевало то одно, то другое, то третье Главное для него было – устоять, выжить, уцелеть с помощью бессмертного золота» [2, с. 345].

Своего апогея скряжничество Глеба достигает тогда, когда соприкасается с любовью, горем или смертью. Когда он венчался с Марией, то считал, сколько стоит ее наряд: «… в золотых серьгах с камушками, … в туфлях на высоких каблуках – три фунта сала, в панбархатном платье – ведро отрубей» [2, с. 307]. Когда он хоронил мать, то размышлял, не вырвать ли у нее четырнадцать золотых зубов, которые могли бы пригодиться ему и которые ей на том свете ей уже не понадобятся: «… страшная процедура – тащить щипцами зубы у матери, рот ватой набивать. Нет, нет, он, сын, не унизится до того, казаки не золотом живы, а семьей, родом, станицей, войском… А душу подсасывало – четырнадцать золотых зубов, из них, он знает точно, литых восемь, а шесть коронки» [2, с. 357]. Когда во время Великой Отечественной войны при бомбежке на улицах люди мгновенно ложились в траншеи, Глеб успевал прихватить топор и сумку, – «не сперли бы еще в суматохе!» [2, с. 494]. Когда у него умерла дочь, погубленная его же скаредностью, он, выбирая доски ей на гроб, скорбит искренне, но в то же время не может не думать о том, что умри бы Тоня на год раньше – доски бы подошли, а теперь придется подпиливать новые; у него даже возникла мысль, что «тельце подогнуть можно»! [2, с. 290]. Когда умирал его родной брат Михей, он не зашел к нему, хотя второй брат, Спиридон, позвал его:

«– Зайди на минутку! – крикнул Спиридон через стенку.

– Некогда, фундамент обваливается, подмазать надо! – ответил Глеб. Завтра.

– Завтра будет поздно!

– Вечерком забегу!

– В дом вселился… пускай едет, – говорит Михей» [2, с. 479].

Своей алчностью, скупостью обделил он не только других, но и, прежде всего, себя.  «Свежими продукты редко попадали на стол. Имея немалые запасы в леднике, хозяин выдавал то, что уже зеленело, гнило. Так, яблоки, душистые, сочные, румяные, ели только прелыми, по мере порчи, а пока не портятся, могут и полежать. Запасы росли катастрофически, покрывались плесенью, и домашняя колбаса, селедка, сыр всегда отдавали душком. Хозяин понимал, что это не дело, но выхода найти не мог – не выбрасывать же окорок, хоть он маленько и припахивает, и получается, что свежие окорока есть не резон, а потом эти свежие тоже запахнут, вот незадача!» [2, с. 347]. Глеб хотел обладать всем, во всем видел только деньги: «… смотрел на засверкавшую речку – и ему виделись миллионы зря проплывающих золотых монет» [2, с. 492].

Глеб не только работал на мельнице и в поле. Он делал свой завод по варке свечей, который впоследствии закрыли из-за отсутствия  патента на изготовление свеч; в голодные годы он обменивал людям продукты на золотые и серебряные украшения, дорогие предметы быта; во время Великой Отечественной войны  варил мыло «из трупной падали» [2, с. 470]. Но все это в итоге не дало ему того, что он так хотел – богатства. Он не наслаждался жизнью, а стремился к чему-то: то ли к единоличному владению всеми богатствами, то ли к будущему. Когда на аукционе продавали его дом и все вещи, он вспомнил про серебряные ложки, которые купил в чихирне. Мария просила пустить их в обиход, а он не разрешал и только удивлялся такой глупой прихоти жены. А когда их купил с молотка какой-то делец-бродяга, он пожалел Марию: зря хранили их. И вот в этот момент ему открылась новая истина: он всю жизнь хранил их не для себя, семьи или детей, а для других, чужих людей, которых он даже не знает; он всю жизнь он был рабом своего богатства.

Мария Синенкина – любовь Есаулова. С ней у Глеба было четыре романа. Первый роман начался еще в юношестве, последний закончился из-за смерти Глеба. Во время первого романа Мария забеременела, но Глеб не хотел жениться до службы, и Марии пришлось выйти замуж за того, кого выбрали родители. И все-таки потом они поженились. Через всю жизнь пронес он страсть к ней. Чувство его было порой прекрасно, порой страшно, порой жалко, но всегда очень сильно.

До самой смерти образ любимой манит его своей красотой, кроткостью, духовным богатством, чистотой и идеальностью – в общем, всем тем, чего не хватало ему самому, что отвергала его алчная душа.

И все же жадность в нем оказалась сильней. Когда немцы вели его на расстрел, воспоминания о любимой вытеснила главная, как ему тогда казалось, забота: кто же не вернул ему долг. И «вспомнил все же: дядя Анисим! Вот кто должник! В голодный двадцать первый год пророк занял у него полмеры ячменя, а потом Анисим Лукьяныч смолчал, зажилил должок. Как же, правильно, Анисим Лунь, дрова с ним пилили, камни ломали, дома и лечебницы он строил…» [2, с. 517]. С этой мыслью он и встретил смерть. И даже падая в овраг на свою арбу, руками он схватился за нее. Таким его через какое-то время и нашел Спиридон: «Через ржавый брус оси перекинулся человеческий скелет с недостающими костями. Сквозь ребра торчат терновые ветки. Ветер свистит в черепе с пулевыми дырками» [2, с. 539]. Он сложил останки брата в мешок и отнес в родовую могилу, «как оклунок с зерном или картошкой, на плече» [2, с. 539].

Глебу гибель была предопределена, потому что сама история обрекала на смерть людей, чуждых революции и ищущих для себя особых путей.

А.Т. Губин создает в романе целую галерею женских образов, среди которых особое место занимает образ Марии Синенкиной, судьба которой тесно сплелась с судьбой Глебе Есаулова. «Душа у нее голубиная» [2, с. 32] – так поэтично, одухотворенно создает писатель характер своей героини, беря из народно-песенного творчества образ голубки, отличающийся нежностью, верностью, одухотворенностью. Окружающие не могут не замечать тот ясный, незамутненный свет, что исходит от Марии. «Ты, Маруся, ангел небесный, – говорит ей муж, – я только не пойму, как ты попала в нашу лютую станицу…» [2, с. 58].

Впервые она появляется в романе девочкой-подростком. Она была нескладной, сероглазой, «длиннобудылой», как называли ее ребята за высокий рост, «гадким утенком».  В довершение к росту у нее был еще один недостаток: ее волосы были цвета спелой пшеницы, а у казаков волосы ценились черные.

В ней рано обозначились черты влекущей женственности; проявлялась «натура страстная, жертвенная, бесстыдно нежная и поэтически слабая, беззащитная перед суровыми ветрами мира косного, темного, все еще древнего» [2, с. 31]. Мария все время помогала голодным, выносила им хлеб. Как-то мать послала ее вместо себя продавать на базаре редиску. Когда кончился базар, Маруся пришла домой с редиской, потому что увидела бабушку, у которой ее никто не брал, и пожалела ее.

Автор создает образ огромной впечатляющей силы. Истоки морали Марии – в христианской добродетели: «Мария воспитана как христианка Евангелием. Чуждалась ссор, распрей, делилась куском с другими и в век жесточайший хотела одного: чтобы все жили в мире. В этом причина ее несчастий… У Марии самое дорогое – люди, живущие рядом. Любовь их держится ее любовью – вечной жертвой, добром, благом для других, как учил Христос» [2, с. 240].

Характер Марии Великая Отечественная война не изменила. После исчезновения младшего сына и потери связи со старшим она осиротела. И всю свою нежность стала переносить на раненых бойцов, привезенных из госпиталя. Она кормила их, ухаживала за ними, стирала им гнойные бинты. Когда немцы велели сдать раненых в немецкий госпиталь, Мария оставила их у себя и продолжила смотреть за ними, несмотря на то, что за ослушание могла лишиться жизни.

Мария – любимая героиня писателя, именно поэтому ее образ – образ доброй, отзывчивой, всегда готовой прийти на помощь девушки – выписан с такой тщательностью, таким старанием.

Итак, проанализировав мужской и женский образы, мы можем утверждать, что у каждого из них есть такие черты, которые свойственны только им; черты, отличающие их от других людей.


Библиографический список
  1. Батурина Т.П. Гавань мастеров. [О А. Губине] / Батурина Т. Приглашение на стеклянную гору. Ставрополь: Ставропольское книжное изд-во, 1979. С. 126-141.
  2. Губин А.Т. Молоко волчицы. М.: Современник. 1978. – 589 с.
  3. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М.: Оникс, 2008 г. – 736.


Все статьи автора «Шумейко Юлия Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: