УДК 811.161.1’42 + 821.161.1-31

МИФОПОЭТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНЫХ СВЯЗЕЙ ОБРАЗА МОРГУНОВОЙ ИЗ РОМАНА Б. АКУНИНА «Ф.М.»

Кузмичева Ирина Владимировна
Ярославский государственный педагогический университет имени К.Д. Ушинского

Аннотация
В статье рассматриваются интертекстуальные связи образа Моргуновой из романа Б. Акунина «Ф.М.» с мифопоэтическими представлениями об образе Бабы-Яги на основе анализа языковых единиц.

Ключевые слова: Баба-Яга, интертекстуальные связи, локус., мифопоэтика, параллель-оппозиция, перифраз


MYTHOPOETIC ASPECT OF INTERTEXTUAL LINKS IN THE IMAGE OF MORGUNOVA FROM THE NOVEL “F.M.” BY B. AKUNIN

Kuzmicheva Irina Vladimirovna
Yaroslavl state pedagogical University named K.D. Ushinsky

Abstract
The author considers intertextual links in the image of Morgunova from the novel “F.M.” by B. Akunin with mythopoetic views of the Baba-Yaga’s images on the basis of analysing language units.

Keywords: intertextual links, locus., mythopoetics, parallel-opposition, periphrasis


Библиографическая ссылка на статью:
Кузмичева И.В. Мифопоэтический аспект интертекстуальных связей образа Моргуновой из романа Б. Акунина «Ф.М.» // Филология и литературоведение. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2014/10/955 (дата обращения: 02.05.2017).

Б. Акунин в качестве текста-источника для своего романа «Ф.М.» использует классический текст русской литературы – роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Кроме того, автор в своем романе обращается и к мифопоэтике, о чем свидетельствует наличие интертекстуальных связей между персонажами «Ф.М.» с мифологическими образами.

Роман Б. Акунина «Ф.М.» состоит из двух частей. В основной части Николас Фандорин разыскивает якобы утерянный вариант «Преступления и наказания» под названием «Теорийка». К поискам рукописи причастна Элеонора Ивановна Моргунова, «…которая всю жизнь занимается <…> экспертизой писательских рукописей девятнадцатого столетия, и прежде всего именно Достоевским. Моргунова в своем деле ас» [1].

Существуют интертекстуальные связи между образом Моргуновой и мифологическим образом Бабы-Яги, которые выявляются на языковом уровне и на которые указано в тексте романа «Ф.М.»: «А хоть бы и Баба-Яга» (все выделения принадлежат нам. – И.К.) [1].

Рассмотрим внешность Бабы-Яги и сопоставим ее с описанием Моргуновой. Про Бабу-Ягу написано: «…Баба Яга обладает характерным демоническим обликом: народная фантазия представляет ее злой, безобразной, с длинным носом, растрепанными длинными волосами…» [2]. Кроме того, в статье Ю.И. Кольцовой «Логоэпистемы как ключевые слова фольклорной картины мира» о Бабе-Яге читаем: «…худая… <…> …одета в старые рваные лохмотья…» [3]. Внешность Моргуновой описана с помощью перифраза: «Элеонора Ивановна, конечно, особа устрашающая…» [1]. В описании телосложения Моргуновой использована параллель-оппозиция: «В дверях стояла грузная, неряшливая старуха…» [1]. У Бабы-Яги волосы растрепаны, у Моргуновой пучок, то есть в описании прически Моргуновой также использована параллель-оппозиция: «Ее седой затылок со старомодным пучком и гребнем приходился верзиле Фандорину не выше верхней пуговицы пиджака» [1]. Одежда Моргуновой описана с помощью перифраза: «Себя со стороны не видит, поэтому вон дырка на локте и засохший желток на подбородке…» [1].

Кроме того, Баба-Яга «не знает брачной жизни. Она всегда старуха, причем старуха безмужняя» [4]. Про Моргунову читаем: «Старушка никогда не бывала замужем, определил Ника. Давно живет одна» [1].

Про Бабу-Ягу известно, что она «похищает детей и пытается их изжарить» [4]. В тексте романа «Ф.М.» сделан иронический намек, что Моргунова может, подобно Бабе-Яге, съесть человека: «– Ну-ну, – шутливо сказал Николас. – Элеонора Ивановна, конечно, особа устрашающая, но не до такой степени. Не Баба-Яга, не съест. <…> – А хоть бы и Баба-Яга. – Острый подбородок решительно выпятился. – Мне деваться некуда. На нее вся надежда» [1].

Образ Бабы-Яги связан с попаданием героя в иной мир через ее избушку: «…избушка стоит на какой-то такой видимой или невидимой грани, через которую Иван никак не может перешагнуть. Попасть на эту грань можно только через, сквозь избушку… <…> Отсюда хижина имеет характер прохода в иное царство» [4]. Образ Моргуновой соотносим с данным аспектом мифологического образа Бабы-Яги: «Он был у Моргуновой именно тринадцатого, в среду. Потом сбил в подворотне Сашу, поехал к ее отцу в клинику и угодил в цепкие объятья Фантастического Мира, из которых, возможно, уже не выберется» [1]. То есть квартира Моргуновой является проходом в фантастический мир, который в романе Б. Акунина «Ф.М.» существует параллельно реальному миру и соотносится с иным царством. Итак, квартира Моргуновой является проходом в фантастический мир так же, как избушка Бабы-Яги является проходом в потусторонний мир. Следовательно, границы квартиры Моргуновой соотносимы с границами избушки Бабы-Яги. Интертекстуальные связи образа Моргуновой с мифологическим образом Бабы-Яги в данном случае выполняют функцию создания локуса в пространстве романа. Данная функция является уникальной и характерной только для интертекстуальных связей персонажа.

«Чтобы попасть в избушку, герой должен знать слово. <…> …герой… произносит магическое слово, открывающее ему вход в иное царство…» [4]. В контексте романа слова, произнесенные Фандориным, можно считать магическими: «Квартира 39 долго не отзывалась на звонок. <…> – Это Николай Александрович. Я вам звонил. Здравствуйте» [1]. Далее читаем: «Лязгнуло, створка распахнулась» [1]. Использование двух глаголов в пределах одного короткого предложения передает внезапность действия, то есть создается ощущение того, что слова действительно являлись магическими и подействовали незамедлительно. Обратим внимание на слово «лязгнуло», которое в толковом словаре Т.Ф. Ефремовой означает «звук, возникающий при ударе зубов друг о друга» [5]. У избушки Бабы-Яги «особенно часто имеют животный вид двери. <…> …дверь избушки кусается, т. е. представляет собой рот или пасть…» [4]. Следовательно, дверь в квартиру Моргуновой сопоставима с дверью избушки Бабы-Яги.

Далее В.Я. Пропп пишет об узнавании Бабой-Ягой героя по запаху: «Избушка повернулась, и герой в нее входит. Он еще пока ничего не видит. Но он слышит: “Фу, фу, фу!…» <…> …запах Ивана есть запах живого человека, старающегося проникнуть в царство мертвых. Если этот запах противен яге, то это происходит потому, что мертвые вообще испытывают ужас и страх перед живыми. <…> Ивана она узнает как живого по запаху. Но есть еще другая причина, почему яга воспринимает Ивана по запаху. Хотя в русской сказке этого никогда не говорится, но все же можно установить, что она слепая, что она не видит Ивана, а узнает его по запаху» [4]. Зрение Моргуновой описано с помощью перифраза: «…без очков Элеонора Ивановна почти ничего не видела – семь диоптрий плюс глаукома» [1]. Необходимо отметить, что Моргунова дважды разглядывала Фандорина: первый раз перед дверью своей квартиры: «Наконец раздалось шарканье, глазок замигал желтым кошачьим светом, потом потемнел. Разглядывает, догадался Фандорин…» [1]. Второй раз – в комнате: «…повела себя совершенно по-ведьмински: задрав голову, с минуту разглядывала двухметрового гостя, и за все это время не произнесла ни слова, только пожевывала губами» [1]. Дважды повторена лексема «разглядывать», которая означает: «разглядеть что, рассматривать, разбирать глазами в подробности, стараться хорошо увидеть и понять; пристально глядеть, смотреть, распознавая» [6]. То есть наблюдается параллелизм образов Бабы-Яги и Моргуновой: обе хотят узнать, распознать героя.

В избушке на курьих ножках темно, так как она стоит в темном, дремучем лесу: «Идя “куда глаза глядят”, герой или героиня попадает в темный, дремучий лес. Лес – постоянный аксессуар яги. <…> Этот лес никогда ближе не описывается. Он дремучий, темный, таинственный, несколько условный, не вполне правдоподобный» [4]. Темнота характерна также и для квартиры Моргуновой: «…хотя прихожая была освещена очень тускло. <…> В комнате, куда хозяйка провела посетителя, было еще чудней. Тоже темно (горела одна-единственная лампочка под шелковым оранжевым абажуром)…» [1].

В.Я. Пропп пишет о том, что в избушке Бабы-Яги тесно, как в гробу: «Лежит она или на печке, или на лавке, или на полу. Далее, она занимает собой всю избу. <…> И почему яга занимает всю избу? Ведь она нигде не описывается и не упоминается как великан. И, следовательно, не она велика, а избушка мала. Яга напоминает собой труп, труп в тесном гробу или в специальной клетушке, где хоронят или оставляют умирать. Она – мертвец» [4]. Нагромождение мебели в комнате Моргуновой создает тесноту, что соотносимо с избушкой Бабы-Яги: «…тесно-тесно заставлено мебелью, не повернешься» [1]. Наблюдается лексический повтор слова «тесно», который усиливает ощущение тесноты в комнате. Следовательно, комната Моргуновой сопоставима с гробом, то есть это «абсолютная территория смерти» [1].

Поскольку Баба-Яга «охраняет вход в царство смерти» [4], то она принадлежит одновременно миру мертвых и миру живых. О принадлежности Бабы-Яги к миру мертвых говорит ее костяная нога, которая является «ногой мертвеца или скелета. Костеногость связана с тем, что яга никогда не ходит. Она или летает, или лежит, т. е. и внешне проявляет себя как мертвец» [4]. Кроме того, В тексте романа сделано допущение, что Моргунова внешне проявляет себя как мертвец, о чем свидетельствует, по мнению Фандорина, возможность отсутствия у нее глаз, как у черепа: «Глаз за темными стеклами Ника не видел. Может, их там и вовсе нет, думал он, терпеливо пережидая осмотр. Сейчас сдернет очки, а за ними две дыры…» [1].

В сказках Баба-Яга «кормит, угощает героя. <…> …мотив угощения героя ягой на его пути в тридесятое царство сложился на основе представления о волшебной пище, принимаемой умершим на его пути в потусторонний мир» [4]. Данный мотив характерен и для образа Моргуновой: «Дальше и вовсе произошло чудо. Предложила чаю и налила в стаканы какой-то бледной жидкости, пить которую Ника не решился. Не притронулся он и к курабье, тем более что в вазочке лежало всего три печеньица» [1]. Однако черты Бабы-Яги снижены в образе Моргуновой, так как  ее действия пародируют этот ритуал. Сопоставляя при помощи интертекстуальных связей образ Моргуновой с образом Бабы-Яги, Б. Акунин еще ярче подчеркивает негативные характеристики Моргуновой: жадность, злобность, неприветливость, что наиболее ярко проявляется в данном эпизоде.  

Итак, проведя сравнительно-сопоставительный анализ, мы пришли к выводу, что образ Моргуновой интертекстуален мифологическому образу Бабы-Яги. Квартира Моргуновой, соотносимая с избушкой на курьих ножках, является границей между реальным и фантастическим мирами. Сама же Моргунова, выступающая в роли Бабы-Яги, служит проводником Фандорина в фантастический мир. Таким образом, интертекстуальные связи в данном случае выполняют две функции: во-первых, создают замкнутый инфернальный локус, границами которого является квартира Моргуновой, во-вторых, снижают черты Бабы-Яги в образе Моргуновой, делая его пародийным.


Библиографический список
  1. Акунин Б. Ф.М. URL: http://www.ruslit.net/preview.php?path=%u0414%u0435%u0442%u0435%u043A%u0442%u0438%u0432%u044B/%u0410%u043A%u0443%u043D%u0438%u043D%20%u0411%u043E%u0440%u0438%u0441/%u041F%u0440%u0438%u043A%u043B%u044E%u0447%u0435%u043D%u0438%u044F%20%u041C%u0430%u0433%u0438%u0441%u0442%u0440%u0430/&fname=%B903%20%u0424%u043E%u0440%u0441%20%u041C%u0430%u0436%u043E%u0440.txt (дата обращения: 05.09.2014).
  2. Мощиньска Л. Генезис и семантическая многоплановость сказочного образа Бабы Яги // Слово.ру: Балтийский акцент. Калининград: Изд-во БФУ им. И. Канта, 2012. №4. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/genezis-i-semanticheskaya-mnogoplanovost-skazochnogo-obraza-baby-yagi (дата обращения: 18.09.2014).
  3. Кольцова Ю.И. Логоэпистемы как ключевые слова фольклорной картины мира // Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. Серия «Филология. Социальные коммуникации». Том 24 (63). Симферополь: Изд-во ТНУ им. В.И. Вернадского, 2011. № 2. Часть 2. С. 31-36. URL: http://sn-philolsocom.crimea.edu/arhiv/2011/uch24_22fn/0006.pdf (дата обращения: 08.09.2014).
  4. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. URL: http://www.opentextnn.ru/man/?id=1941 (дата обращения: 05.09.2014).
  5. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. URL: http://www.efremova.info/word/ljazg.html#.U515-JR_uSo (дата обращения: 12.09.2014).
  6. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. URL: http://enc-dic.com/dal/Razgljadyvat-34843.html (дата обращения: 09.09.2014).


Все статьи автора «Кузмичева Ирина Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: