УДК 82-311.1+УДК 82-312 .4

НОВАЯ ЖИЗНЬ ВИКТОРИАНСКОГО ГОТИЧЕСКОГО РОМАНА НА ПРИМЕРЕ РОМАНОВ ЖЮСТИН ПИКАРДИ «ДАФНА» И ДИАНЫ СЕТТЕРФИЛД «ТРИНАДЦАТАЯ СКАЗКА»

Полтанова Елена Алексеевна
Нижегородский государственный университет имени Н. И. Лобачевского
студентка Филологического факультета

Аннотация
Анализируется бытование жанра готического романа в современной британской литературе, а также влияние романов сестёр Бронте и Дафны Дюморье на произведения Жюстин Пикарди и Дианы Сеттерфилд.

Ключевые слова: викторианский роман, готический роман, Диана Сеттерфилд, Жюстин Пикарди, литературная аллюзия


NEW LIFE OF THE VICTORIAN GOTHIC NOVEL ON NOVELS BY JUSTINE PICARDIE «DAPHNE» AND DIANE SETTERFIELD «THE THIRTEENTH TALE»

Poltanova Elena Alexeyevna
N. I. Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod
student of Philological department

Abstract
Reviewed the issue of gothic novel in contemporary British literature, as well as inheritance links (influence) of novels by sisters Brontë, Daphne du Maurier, Justine Picardie and Diane Setterfield.

Библиографическая ссылка на статью:
Полтанова Е.А. Новая жизнь викторианского готического романа на примере романов Жюстин Пикарди «Дафна» и Дианы Сеттерфилд «Тринадцатая сказка» // Филология и литературоведение. 2014. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2014/06/823 (дата обращения: 30.04.2017).

Современная культура паразитирует на культуре прошлого, заимствуя, переосмысляя, цитируя. Выбранные мной для анализа романы британских писательниц Жюстин Пикарди и Дианы Сеттерфилд – это образцы произведений, сотканных из литературных аллюзий.

По словам западных рецензентов «Тринадцатая сказка» − это «любовное письмо к чтению» [1]. В интервью для журнала «Female First» [2] Диана Сеттерфилд высказала мнение, что ее читателям будет приятно находить в ее романе литературные аллюзии на любимые произведения викторианской эпохи. Писательница утверждает, что хотела создать нечто похожее на то, что ей самой нравилось читать.

Британские рецензенты сравнивают «Тринадцатую сказку» с «Джейн Эйр» и «Ребеккой» [3]. Получается, что это ремейк ремейка, переосмысление переосмысления, дважды вторичный литературный продукт, учитывая что «“Ребекка” – это всего лишь неглубокая мелодраматическая переделка “Джейн Эйр”, заслуживающая, скорее, обвинения в плагиате, чем восхвалений…» [4, с. 38].

В «Тринадцатой сказке» отразилось студенческое увлечение Дианы Сеттерфилд творчеством Андре Жида, его анализу посвящена диссертация писательницы. По ее признанию в интервью для интернет-портала «Bookbrowse» [5], некоторые фрагменты книги написаны в его духе. Сеттерфилд позаимствовала у Жида идею взять в качестве персонажа писательницу. Как и у Жида, раскрывается тема индивидуальности, раздвоенности личности на деятеля и наблюдателя: девочка-привидение была безмолвной наблюдательницей, тенью в доме близняшек Эммелины и Аделины, у нее даже не было имени, но она создала себе новую личность популярной писательницы Виды Винтер благодаря умению рассказывать истории. В «Тринадцатой сказке» можно обнаружить девиз Андре Жида: «Семьи, я вас ненавижу!», если вспомнить мрачную  историю семьи Анджелфилд, замкнутой в провинциальной глуши и в своих пороках.

«Тринадцатая сказка» напоминает «Грозовой перевал» Эмили Бронте таинственными, жутковатыми, порой омерзительными подробностями из жизни «добропорядочной» семьи из английской глубинки. Перекликаются образы приходящего в упадок дома, прислуга бежит от погрязших в своих страстях и пороках господ. Можно найти аллюзии и на уровне сюжета: странные, инцестуальные отношениями брата и сестры (Изабелла и Чарли, Кэтрин и Хитклиф).

Сеттерфилд уверяет, что у нее не было плана наделять свою книгу таким количеством литературных отсылок. Первой появилась ключевая книга − «Джейн Эйр» − в одном из отрывочных эпизодов-набросков. Следом в ткань повествования проникли и прочие шедевры викторианского романа. Как утверждает писательница в уже упомянутом интервью для «Bookbrowse», это произошло из-за самих персонажей, Виды Винтер и Маргарет Ли:  все упомянутые книги живут в их сознании, они не мыслят своей жизни без литературы.

Интересно, что сама Сеттерфилд воспринимает Джейн Эйр через призму первого детского прочтения – как нежеланного ребенка в чужой семье, который находит дружбу, чтобы вновь ее потерять. Ее «Джейн Эйр» − это не история любви наперекор социальным условиям, а история тяжелого детства и мучительного взросления.

В «Тринадцатой сказке» мы встречаем аллюзии и на «Женщину в белом» Уилки Коллинза: некое «привидение» в белом нападает на жену доктора Модсли, швырнув в нее скрипкой. Потом в бледно-лимонном платье появляется мать близняшек Изабелла Анджелфилд, и подозрение падает на нее. Звучит мотив двойничества – близняшки Эммелина и Аделина, а также девочка-привидение, тень без имени, дитя насилия Чарли Анджелфилда. Девочка-привидение как бы замещает Аделину в некоторых ситуациях. У Коллинза же двойником выступает Анна Катерик, похожая на дочь миссис Фэрли Лору.

В том же интервью для «Bookbrowse» Сеттерфилд открыто признает, что в «Тринадцатой сказке» нет ничего принципиально нового. Ни сюжет, ни тематика не претендуют на оригинальность. Но писательница уверена, что ее история уникальна, потому что это история данных конкретных персонажей в данных обстоятельствах.

Любопытно, что не только Диана Сеттерфилд, но и Жюстин Пикарди отличается гипертрофированной любовью к чтению. Кроме того, писательниц объединяет страстное увлечение семьей Бронте и Дафной Дюморье. Они обе оставили свои профессии ради литературы (Пикарди была журналисткой, Сеттерфилд преподавала французскую литературу XX века).

Пикарди и Сеттерфилд можно назвать продолжательницами литературного стиля сестёр Бронте. Эмили, Энн и Шарлотта писали свои романы в середине XIX века, их традицию переняла Дафна Дюморье, литературная легенда XX века, которую при жизни так и не оценили как «серьезного» писателя. Пикарди и Сеттерфилд, словно переняли «эстафету» готической женской прозы. При этом Жюстин Пикарди осознанно выбрала жанр беллетристики, а не  биографии, так как в ходе сбора материала поняла, что никто не может дать однозначной оценки личности Дафны, даже ее ближайшие родственники, так что лучше сразу не претендовать на объективность [6].

Романы «Дафна» и «Тринадцатая сказка» многое объединяет, как и их создательниц. Рецензенты называют их стиль неоготикой [7]. В обеих книгах переплетаются параллельные сюжеты – прошлое и настоящее. И там, и там героини – знаменитая писательница и неприметная «серая мышка», девушка, занимающаяся литературными исследованиями.

«Дафна» − это роман-эхо, роман-лабиринт. Читатель попадает в лабиринт отражений: Жюстин Пикарди наблюдает за своей безымянной рассказчицей (которая в конце книги все же обрела свое имя − Джейн, освободившись от своих наваждений), та исследует отношения Дафны и Симмингтона, а они в свою очередь очарованы личностью и творчеством Брэнуэлла. Здесь так переплетены литературные аллюзии, что трудно их вычленить и классифицировать. Дафну преследует ее же литературный персонаж, Ребекка, она чувствует себя посторонней в собственном доме, как безымянная вторая миссис де Винтер. И в то же время она ощущает себя на месте Ребекки, ей кажется, что муж, генерал Том Браунинг, хочет ее убить, чтобы соединиться со своей любовницей, юной балериной по прозвищу Снежная Королева по примеру Максима де Винтера, который застрелил Ребекку, уверившись в том, что она «ненормальна».

Главные персонажи переживают кризис, и каждый видит из него выход в  исследовательском труде. Симмингтон и Дафна силятся проникнуть в «инфернальный мир» Брэнуэлла Бронте, а безымянная рассказчица пишет диссертацию о самой Дафне и семье Бронте. Погрузившись в литературное расследование, герои стремятся реанимировать собственную распадающуюся реальность.

В «Дафне» есть отсылки к «Грозовому перевалу» и романам Дюморье на уровне топоса. Кэннон-Холл – дом, где Дафна провела детство, виден из окон дома безымянной рассказчицы. Сама она в детстве воображала, прогуливаясь по Пустоши рядом с домом, что нашла тропинку, ведущую их Хэмпстеда в Хоуорт к Грозовому перевалу. Менабилли, любимый дом Дафны, обнаруженный однажды во время прогулки, − прототип Мандерли в ее романах.

«Тринадцатая сказка» и «Дафна» по своей сути являются биографиями: вымышленной (Вида Винтер) и беллетризированной (Дафна Дюморье). Сама Дафна по сюжету романа пишет художественную биографию таинственного Брэнуэла Бронте. Сюжетные линии развиваются в атмосфере детектива, литературного расследования, готической мистики. Повествование, фикция начинают влиять на реальность. В «Тринадцатой сказке»  Маргарет Ли, биограф Виды Винтер, фиксирует ее историю и как будто переживает ее наяву. Рассказываемая история начинает влиять на современную действительность, получает свое продолжение в ходе расследования Маргарет: найдено тело одной из близняшек в руинах поместья Анджелфилд, Аврелиус Лав знакомится со своей матерью (или ее близнецом).

Дафна «проваливается» в «Инфернальный мир Брэнуэла Бронте». Безымянная рассказчица живет в чужом ей доме словно безымянная вторая миссис де Винтер, она встречает бывшую жену Пола Рейчел-Ребекку и становится одержима ею. Питер Ллуэлин-Дэвис не выдерживает гнета истории своего тёзки, вечного ребенка Питера Пэна, и бросается под поезд. Точно так же покончила с жизнью на несколько десятилетий раньше Джен Рикардо, реальный прототип Ребекки, бывшая невеста Тома Браунинга.

В «Тринадцатой сказке» и «Дафне» привидения порой кажутся реальнее живых людей, они что-то нашептывают, отражаются в зеркалах явственнее, чем живые. В описаниях отражений Дафны и безымянной рассказчицы часто фигурируют прилагательные  «бледный», «светлый», «блеклый». В «Тринадцатой сказке» Эммелина в приступе восторга разбивает зеркала, приняв свое отражение за сестру-близнеца Аделину, с которой ее разлучили. Гувернантка Эстер, не зная о существовании девочки-привидения, неотличимо похожей на близняшек, видит ее в поле с Эммелиной и думает, что сходит с ума. Привидения стучатся в окна писательского домика Дафны, настигают ее во тьме необитаемой части дома. Здесь всплывает образ Кэтрин из «Грозового перевала», который также упоминается в «Дафне» как одно из самых жутких детских воспоминаний безымянной рассказчицы. Пятеро кузенов Дафны, «потерянные мальчики» Ллуэлин-Дэвис тоже одержимы крылатыми привидениями, из-за которых им снятся кошмары.

«Тринадцатая сказка» и «Дафна» роднятся с такими романами, как «Джейн Эйр», «Женщина в белом», «Грозовой перевал», «Ребекка» наличием готических мотивов: таинственное родовое поместье (Анджелфилд, Мандерли, Торнфилд, Грозовой перевал),  сумасшедшая на чердаке (Изабелла, Дафна, Берта, Ребекка), суицид (Чарли Анджелфилд, Джон Рид, Берта Мэйзон), двойничество (близняшки и девочка-привидение, две миссис де Винтер, две жены мистера Рочестера, Анна Катерик и Лора Ферли, погибшая сиамская сестра-близнец Маргарет), пожар в поместье (Анджелфилд, Мандерли, Торнфилд), внешняя красота в сочетании с порочной душой (Изабелла, Снежная Королева, Берта). Хотя нет сверхъестественных событий, есть некие «знаки»: вещие сны Джейн и Маргарет, путеводные 5 нот в ночном саду, мистическое присутствие духа Ребекки.

Мотив инцестуальных отношений роднит с «Грозовым перевалом» не только «Тринадцатую сказку», но и «Дафну». Нездоровая, истерическая ревность отца, Джеральда, к Дафне, ее связь с дядей Джеффри, ровесником отца, с Герти, бывшей любовницей отца, ее отношения с кузенами Ллуэлин-Дэвис. Сюда же можно отнести брак безымянной рассказчицы и Пола, который вдвое старше нее. В «Тринадцатой сказке» Джордж Анджелфилд так же как и Джеральд ревнует к мужчинам свою дочь, Изабеллу, отличие в том, что ревность выливается в кровавое насилие. В «Джейн Эйр» Сент-Джон Риверс уговаривает кузину уехать с ним в качестве супруги миссионера, узы брата и сестры его не устраивают.

Из викторианского романа позаимствован мотив сиротства. В 3-й главе «Дафны» об этом упоминает сама безымянная рассказчица: «…сиротство – вполне викторианский мотив». У нее не осталось родственников, как и у ее мужа. В «Тринадцатой сказке» Изабелла и Чарли, близнецы Аделина и Эммелина тоже быстро осиротели. Девочка-привидение, или Вида Винтер, сирота в том плане, что ее растили не родители. Маргарет Ли тоже можно назвать сиротой, ведь она все равно, что мертва для своей матери с тех пор, как погибла ее сестра-близнец.

Мы рассмотрели основные литературные аллюзии и заимствования «Тринадцатой сказки» и «Дафны», и, хотя это только беглый анализ, мы можем судить о том, насколько эти романы вторичны по отношению к творчеству сестёр Бронте и Дафны Дюморье.  Жанр викторианского готического романа продолжает жить, он подстраивается под современность, трансформируясь в неоготику. Английские писатели с уважением относятся к своему культурному наследию, их национальная литература во многом преемственна. Традиции, архетипы, формулы авторов прошлого используются современными писателями как строительный материал. Роман «Дафна» − это попытка рассказать о великой Дюморье ее же языком, это своего рода синтез биографии и произведений самой писательницы. «Тринадцатая сказка» также имеет несколько уровней: обыгрываются старые сюжеты и формулы, которые понятны прежде всего поклонникам классического викторианского романа.  Обе анализируемые книги – продукт  страстного увлечения литературой ушедшей эпохи. На этой основе конструируется неоготический постмодернистский роман.


Библиографический список
  1. The Thirteenth Tale: Book Description [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.amazon.com/The-Thirteenth-Tale-A-Novel-ebook/dp/B000JMKRKC (дата обращения: 10.03.2014)
  2. Walton L. Exclusive interview with Diane Setterfield // FEMALE FIRST: электронный журнал. – http://www.femalefirst.co.uk/books/diane-setterfield-355083.html (дата обращения 10.03.2014)
  3. Mackenzie S. Madame Setterfield otherwise known as Diane Setterfield [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ibooknet.co.uk/archive/news_feb06.htm#Feature (дата обращения: 10.03.2014).
  4. Пикарди Ж. Дафна. СПб.: Издательская группа «Азбука-классика», 2009. 368 с.
  5. Bookbrowse: Interview with Diane Setterfield [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://www.bookbrowse.com/author_interviews/full/index.cfm/author_number/1376/diane-setterfield (дата обращения: 10.03.2014).
  6. Picardie J. A day with the du Mauriers [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://justine-picardie.blogspot.ru/2008/05/day-with-du-mauriers.html (дата обращения: 10.03.2014).
  7. Нестеров В. Чисто английское воскрешение // Газета.ru: электронная газета. –  http://www.gazeta.ru/culture/2007/09/11/a_2147886.shtml (дата обращения: 10.03.2014)


Все статьи автора «Елена Полтанова»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: